Ненапрасные миллиарды. Евросоюз расчищает дорогу для европейского капитала

Статьи
Ненапрасные миллиарды. Евросоюз расчищает дорогу для европейского капитала

На днях глава европейской дипломатии Федерика Могерини отметила, что за последние 5 лет Украина получила самый масштабный пакет помощи за всю историю ЕС. Такая милость должна быть как-то оправдана в глазах европейских налогоплательщиков. И дело не стоит на месте: новое прогрессивное и по-реформаторски настроенное правительство Украины уже активно этому способствует.

На украинском аграрном рынке была заключена первая большая сделка после прихода к власти команды Зеленского. Одна из четырех крупнейших в мире компаний-агротрейдеров – голландская Louis Dreyfus – прикупила в стране 1000 вагонов-зерновозов. Теперь компания войдет в тройку крупнейших частных владельцев подвижного состава.

На первый взгляд сделка как сделка. Однако за ней можно увидеть гораздо больше, чем кажется. Дело в том, что вагоны – крайне дефицитная вещь на Украине. Особенно после 2014 года, когда череда рекордных урожаев заставила агрокомпании с утра до вечера бегать за каждым свободным зерновозом «Укрзализницы», чтобы не сорвать экспортные поставки зерновых. Масштаб проблемы поистине серьезный. В своем текущем состоянии украинская железная дорога оказывается не в состоянии обеспечить около 20% спроса на перевозку зерновых. Это вынуждает аграриев прибегать к помощи автоперевозчиков, чьи услуги обходятся гораздо дороже.

Между тем, нехватка вагонов – только одна сторона медали. Другой проблемой является их скверное техническое состояние. Из 23 тысяч вагонов-зерновозов около 15 тысяч или 65% старше украинской независимости. По данным «Укрзализныци» износ парка зерновозов превышает 90%. Что неудивительно, потому что за годы независимости Украины из общего парка вагонов выбыло более 170 тысяч единиц, произведенных еще в советское время, а взамен было приобретено около 26 тысяч новых вагонов. И по оценкам самой же «Укрзализныци» к 2025 году большая часть парка зерновозов полностью выйдет из строя. Схожая ситуация и с локомотивами, у которых износ также запредельный, а нехватка еще острее.

Очевидно, что на фоне катастрофической ситуации с железнодорожным транспортом сделка Louis Dreyfus уже не выглядит рядовой. Покупка одной корпорацией целой тысячи зерновозов дает ей серьезное конкурентное преимущество – на сезонном пике проблем с арендой государственных вагонов у голландского трейдера не возникнет. Однако это еще не все, потому что кредит на приобретение вагонов в размере 35 млн. долларов компании предоставляет Европейский банк реконструкции и развития. И это несмотря на то, что Louis Dreyfus входит в так называемую четверку крупнейших агротрейдеров мира, среди которых гиганты вроде ADM, Bunge и Cargill. Однако в этом есть смысл, потому что деньги ЕБРР самые дешевые, дешевле любого банковского кредита и удобнее, чем изъятие средств из своего оборотного капитала.

Кроме того, кредит ЕБРР – это маркер для украинской элиты, говорящий о том, что за сделкой стоит Евросоюз и, к примеру, отжать эти вагоны через смотрящих за отраслью никак нельзя. Таким образом Брюссель помогает евробизнесу получить наиболее выгодные условия на украинской чужбине. А вот правительству Украины ни в коем случае нельзя кредитовать своих аграриев, покупая для них те же вагоны. Не позволяют реформы МВФ, с точки зрения которых это нерыночная мера и лишние траты бюджета.

Еще один важный аспект вагонной сделки – происхождение компании. Головной офис Louis Dreyfus находится в Нидерландах, с которой Украина в мае 2017 года ратифицировала зону свободной торговли. Свободные экономические отношения уже позволили к 2019 году нарастить вывоз кукурузы в 2,5 раза по сравнению с 2013 годом – до 633 млн. в долларовом эквиваленте. И около 240 млн. долларов из этого числа приходится на Louis Dreyfus. Понятно, что для таких объемов работы нужен свой и солидный парк вагонов.

Эта сделка – весьма тревожный сигнал для украинской аграрной олигархии. Она говорит о начале новой волны экспансии иностранного капитала, которому после 2014 году так и не открыли все двери, как это предполагалось. Обещанный пакет реформ, нацеленных на либерализацию рынка, включая отмену моратория на продажу земли, был практически сразу ловко свернут Петром Порошенко. Свернут в интересах той самой аграрной олигархии, ярким представителем которой являлся и сам «мучной и сахарный король» Украины. Надо отметить, что в послемайданном парламенте сформировалось самое мощное аграрное лобби за всю историю независимости. И, конечно, эта группировка мешала развернуться иностранным компаниям – их заставляли приплачивать за решение различных вопросов и отправляли в конец очереди на получение земель, ведь первыми всегда шли Петр и его друзья. Такое унижение были вынуждены терпеть всемогущие корпорации, сломавшие все барьеры в Восточной Европе, странах Латинской Америки и Африки.

Собственно, только этот эпизод красноречиво объясняет, почему Запад молчаливо смотрел как Зеленский топчет их же креатуру на президентских и парламентских выборах. И, стало быть, приход к власти команды Зеленского должен исправить подобные «недоразумения». Ведь иностранный капитал хочет владеть и распоряжаться землей, вагонами и прочей инфраструктурой на правах полноценного собственника, а не заезжего арендатора, которому могут еще и на дверь указать. Тем более, что такое право было куплено усилиями европейской бюрократии после 2014 года – да-да, тем самым рекордным пакетом помощи, о котором говорит Федерика Могерини.

Но быть может это даже и хорошо, что новая политическая смена нанесет удар закостеневшей аграрной олигархии?

Для украинского общества это, как минимум, не принесет никаких позитивных изменений. Голландский капитал еще в меньшей степени заинтересован развивать украинскую экономику, потому что ничем ей не обязан. Его интересует исключительно вывоз крупных объемов сельскохозяйственного сырья и совсем не волнует, что это приведет к деградации местного пищевого производства, что, в свою очередь, приведет к росту безработицы и бедности. Но все побочные эффекты, разумеется, головная боль Украины, а не Брюсселя или Амстердама.