Всё ещё не в России. Фоторепортаж из деревень на линии фронта

Статьи
Всё ещё не в России. Фоторепортаж из деревень на линии фронта

Было время, когда в ДНР гордились разницей цен по сравнению с Украиной. Стоимость услуг ЖКХ в ДНР была в 13 раз меньше, чем на Украине. Сейчас тоже меньше, в разы, но цены начали подниматься на всё, и рост ощутимый.

Почти в два раза выросли цены на уголь. Еще летом тонну угля (в среднем) можно было купить за 3,2 тыс. рублей, сейчас за 6-7 тыс. Минимальную цену, что мне обещал знакомый – 4,2 тыс, обязательно будет минус по весу – это обычное явление для перевозчиков. Подорожало мясо, овощи, растительное масло.

Совершенно дикие цены на строительные материалы. На древесину и металлические изделия цены выросли почти в два раза с середины лета. И это на территории, где есть разбомбленные районы, целые районы с разбитыми домами. Люди пытаются ремонтировать дома на свои копейки, но стройка идет медленно, финансы не позволяют отстроить разбомбленное «гнездо».

У самой линии фронта «Красный Крест» помогает местным жителям – иногда выдают немного шифера, несколько досок, даже меняют разбитые осколками пластиковые окна. Не всем. Надо доказать, что окна пострадали при бомбежке. Если своими силами поставил стекла, не дождался помощи, то окна не получишь. Но и это капля в море.

У людей настроение скверное, говорят неохотно о своих проблемах. Устали. Устали от стрельбы, нестабильности, одиночества, болезней, а главное – от беспомощности что-либо изменить.

Поселок Александровка, Марьинский район. Зона обстрелов. Заброшенные дома. Молодежи мало. В магазине разговаривают бабушки:

— Ты видела цены на картошку? Что твориться, еще не зима, а что зимой будет? Цена на хлеб растет, даже на воду!

— Уголь вчера возили по 6 тысяч, в прошлом году я такой покупала по 3 тысячи! А лекарства? Ужас… В аптеку лучше не ходить, инфаркт можно получить прямо у витрины. Люди болеют, мрут, как мухи. В амбулатории один врач, что он будет делать с таким количеством больных на него одного? Ох, вчера очень сильно стреляли, на Школьной (улице), говорят, прилет был. Когда же они настреляются, паразиты проклятые! Шли бы домой, оставили бы Донбасс в покое!

Похороны в этом селе часто, обыденность. Людей уже не хоронят с оркестром. Приехала машина, поставили гроб в машину, отвези, закопали. И так бывает два-три раза в день.

Очень много стариков. При СССР четко подсчитывали «старость села», понимали, где красная линия за которой село может исчезнуть, умереть. Чтобы оставалась молодежь, строили ДК, школы, детские сады, разные предприятия. Создавали рабочие места. Нынче все с точностью наоборот, рабочих мест все меньше, а российские паспорта способствуют отъезду молодежи из Донбасса. Получил паспорт – уехал. Возвращаются на родную землю редко, «бросают корни» в России. На Донбассе остаются бабушки, дедушки, мамы, папы…Стареющие, больные, одинокие.

По пути встретила свою старую знакомую. Она похоронила мужа, шахтера со стажем. Он болел, профессиональное заболевание шахтеров, но «добили» бомбежки – в дом было несколько попаданий. Сын без работы, начал злоупотреблять спиртным.

Что тебе сказать, — говорит она, — раньше, как вдове шахтера, давали бесплатно три тонны угля, мы платили только за доставку, а сейчас дают тонну. Мне тонна, как капля в море, дом построили большой, думали будем жить большой семьей, все вместе…Никому мы не нужны. Ненужные люди…

Пока могу ходить, хожу. Вышла на прогулку, надо двигаться, а то совсем слягу…

В сельском магазине есть все, как говорят местные – были бы деньги. Поход в магазин, это отдушина для стариков особенно. Хоть хлеба купить, но надо сходить, людей увидеть, новости послушать.

Люди заходят, смотрят на цены, и качают головой. Растут цены. Завмаг оправдывается:

— Закупочные выросли, что я могу сделать?

Последний месяц поводом для паники стали цены на картофель. Это совсем уже не смешно, учитывая то, что картофель и хлеб – основные в рационе бедных людей. На пике картофель в среднем был 75 рублей, максимальная цена была 120. Сейчас в среднем 64 рубля! Что будет зимой?

Часто слышу вопрос – почему они не уезжают, живут под обстрелами?

Отвечают, в основном, так:

— А куда ехать в нашем возрасте? Кому мы нужны со своими болячками и без денег? Мы и тут никому не нужны, но хоть свое жилье пока есть. Огородик. Все бросить и уехать? Те, что уезжали, вернулись в разграбленные дома.

Это не просто слова, а народная мудрость. Они приспособились жить под обстрелами. Вышли на огород, начали стрелять, зашли в дом. Сейчас стреляют не круглые сутки, в основном — утром и вечером. Между «утром» и «вечером» можно жить…Жить в своем родном доме, где каждый камень клали своими руками, где каждая тарелка, чашка – твоя, а не общая. У тебя всего мало, но ты ничего не просишь. Живешь трудно, но как то живешь…

Из приятного, что тешит душу – в школе делают капитальный ремонт актового зала, посадили у школы парк. Везде порядок, не к чему придраться. В спортзале школы тренировки по КАРАТЭ, секцию посещают очень много детей. Сельский совет организовал «волонтерскую службу». Взяли на работу людей, платят зарплату из бюджета, которые помогают старикам (принесут воды, продукты, лекарства). Помощь существенная.

Донбасс прекрасен, особенно осенью – рай на земле. Если бы не война, если бы не стреляли…