Повторит ли Путин размах Хрущева или Почему Трамп лоббирует возвращение России в «Большую семерку»

Статьи
Повторит ли Путин размах Хрущева или Почему Трамп лоббирует возвращение России в «Большую семерку»

Человек-оркестр, сам себе главный пиарщик, Трамп прекрасно понимает, как можно здорово обыграть приезд Владимира Путина в Америку на саммит во Флориде, который состоится в следующем году.

Его трогательная переписка, как и две встречи с лидером КНДР Ким Че Ыном, которые с точки с точки зрения результатов оказалась нулевыми, принесли ему огромную популярность в Америке. Оказывается, можно дружить с «мировым злодеем» и уже не замечать пуски баллистических ракет Пхеньяна. Можно международную политику превращать в громкий пиар и пользовать ее в своих интересах.

Так и с идеей приглашения Владимира Путина снова присоединиться к «семерке»: на этом можно здорово попиариться и лишний раз подразнить Меркель и японца Абэ, у которого сорвалась сделка с Курилами. Трамп ещё тот разводила. И для его президентской кампании появление Владимира Путина во Флориде вызвало бы небывалый ажиотаж в СМИ. И Трамп вчера во время итоговой пресс-конференции с президентом Франции Макроном на полях «семерки» в Биаррице вновь заявил, что возвращение России в «семерку» —это будет хорошо для мира. По его словам, у стран есть много тем, которые необходимо обсудить. Президент США отметил, что Россию перестали звать на встречи G7 из-за присоединения Крыма и в этом виноват экс-президент США Барак Обама. А вот он, Трамп, «ничего не делает для политики», а «лишь только то, что нравится людям», — не преминул пнуть своего бывшего врага жилец Белого дома.

Трамп на пресс-конференции уже прямо заявил, что «безусловно, пригласил бы» президента России Владимира Путина на следующий саммит G7. «Я не уверен, что он примет это приглашение», — подчеркнул Трамп. И объяснил своё мнение тем, что всегда лучше, «когда они в комнате, а не за ней». По его словам, многие люди считают, что Россию стоит вернуть в G7. Он также добавил, что возвращение Москвы поможет «мировой безопасности и экономике».

А уже после пресс-конференции на встрече с премьер-министром Индии Нарендрой Моди Трамп вообще взял сторону Путина. По его словам, Владимир Путин не будет просить возвращения России в G7. «Он — гордый человек, зачем ему просить?» — отметил Трамп.

Столь навязчивое желание Трампа говорить о необходимости возращения России в «семерку», подчеркивание ошибочности решения Обамы исключить Москву из клуба великих держав явно говорит о том, что Дональд Трамп хорошо помнит, какой фурор произвела в США поездка по Америке главного «коммуниста мира» советского лидера Никиты Хрущева в разгар «холодной войны».

Тогда с 15 по 27 сентября 1959 года состоялся первый в истории советско-американских отношений официальный визит руководителя КПСС и главы советского правительства Никиты Сергеевича Хрущева в США. «Главный враг» США в «холодной войне» почти 13 дней колесил по Америке в качестве гостя президента США Дуайта Эйзенхауэра. В то время мир был на грани военного конфликта из-за Западного Берлина. В воздухе носилась идея возможного применения ядерного оружия. И США решили сдать назад после резких выступлений советского руководителя, который в конце 1958 года выставил Западу ультиматум по германскому и берлинскому вопросам. Эйзенхауэру совсем не улыбалась перспектива вооруженного столкновения в центре Европы да ещё по вопросу статуса Западного Берлина. Ну не устраивать же ядерную войну из-за этого?

И вот тут-то президент США делает ход конем: он приглашает Хрущева посетить США. К тому же у Дуайта Эйзенхауэра, как и у Трампа, на носу были выборы нового президента. Он решил за счёт переговоров с советской стороной поднять престиж Республиканской партии в глазах избирателей. Правда, сам он на выборы не шёл, но двигал своего протеже вице-президента Ричарда Никсона. А конкурентом у Никсона был молодой, энергичный и популярный кандидат от Демократической партии Джон Кеннеди.

Мировые СМИ проявили колоссальный интерес к предстоящему визиту. Госдепартамент США выдал аккредитацию около 2,5 тысячам журналистов и фотокорреспондентов американских и иностранных СМИ. Всего же поездку Хрущева освещали и писали о ней более 5 тысяч журналистов. Ни одна предвыборная кампания республиканцев или демократов не освещалась с таким размахом.

Во время поездки Хрущев 4 раза встречался с Эйзенхауэром. Были и беседы с глазу на глаз. Одной из главных тем была германская проблема. Советский Союз готов был отсрочить заключение мирного договора с обоими германскими государствами, однако угрожал в случае провала переговоров в одностороннем порядке заключить мирный договор с ГДР, что автоматически привело бы к утрате оккупационных прав западных держав на всей территории Берлина. Со своей стороны, Соединенные Штаты заявили, что не будут возражать в случае заключения мирного договора СССР – ГДР, однако при этом войска союзников должны остаться в Западном Берлине. Компромисс по германскому вопросу так и не был найден.

И тем не менее в США не было более популярного политика, чем Никита Хрущев. Опросы общественного мнения говорили, что если бы Никита Сергеевич выставил свою кандидатуру на президентских выборах в США, он мог бы победить. К слову, задумка Эйзенхауэра не помогла Никсону: он проиграл эти президентские выборы Джону Кеннеди. Но визит Хрущева разрядил общую атмосферу в мире и тема конфликта вокруг Западного Берлина постепенно сошла на нет.

Кстати, «кукурузная болезнь» Хрущева пришла в СССР после этой поездки. Советский лидер встретился в США с американским фермером Росуэллом Гарстом, с которым он поддерживал связь с 1955 года. Хрущев обожал цитировать опыт его работы в выращивании кукурузы на всех своих совещаниях в ходе поездок по сельскохозяйственным районам СССР.

К слову, ответный визит Эйзенхауэра в Советский Союз так и не состоялся, так как над территорией Советского Союза был сбит американский разведывательный самолёт. Но дело взаимных визитов было продолжено в 1972 году: впервые в истории в Советский Союз пребывает президент США Ричард Никсон, которого уже встречали скорее как друга, но уж точно не врага.

Мы не знаем, кто напомнил Трампу эти памятные события в истории советской-американских отношений. Возможно Генри Киссинджер, который был советником по нацбезопасности и госсекретарём при Никсоне. Да и не очень важно это. Главное другое: жизнь в Белом доме вертится по законам пиара. И для обывателя нет ничего лучшего, чем сначала напугать его «злодеем», а потом, как с Россией, где отношения с США дошли до точки замерзания, сделать резкий разворот на все 180 градусов. К тому же США всерьёз опасаются сближения России и Китая на антиамериканской основе. И такой неожиданный ход, как приглашение Владимира Путина на встречу «семерки» вполне мог бы стать ловким пиар-ходом Трампа. Не согласятся другие члены элитного клуба? Так можно просто Путина пригласить во Флориду, как Макрон — министра иностранных дел Ирана в Биаррице, где проходил саммит «семерки». Ажиотаж в мировых СМИ от приезда иранского министра в разгар кризиса в Ормузском проливе чуть было не затмил сам саммит в Биаррице. Трамп хороший ученик. И он оценил ловкий ход Макрона.

Вот почему Трамп, несмотря на то, что Ангела Меркель, Борис Джонсон, Синдзо Абэ и Джастин Трюдо высказались против этой идеи, возвращается к ней снова и снова уже после саммита в Биаррице. Американским журналистам он заявил, что готов пригласить главу России на встречу лидеров «большой семерки», правда, с оговоркой, что это может оказаться сложным делом для Путина. Но он уверил журналистов, что совершенно не беспокоится о последствиях своего приглашения российскому коллеги на встречу G7. Скорее всего потому, что Трамп в уме уже держит идею проведения сразу после «семерки» российско-американского саммита во Флориде.

В России к идеи Трампа отнеслись сдержанного. В Москве хорошо помнят, что после каждого вполне дружелюбного заявления хозяина Белого дома в адрес России или Владимира Путина далее следовали далеко не дружественные шаги — новые пакеты санкций. Вот почему глава российского МИД Сергей Лавров заявил, что Россия никогда не поднимала вопрос о возвращении в G8, никого и ни о чем не просила. Дипломат вежливо заметил, что «жизнь давно ушла вперед», поэтому Москва не имела в виду G8, когда выстраивала свои внешнеполитические планы. Мы жили по своим планам, вы жили по своим. И если у Запада что-то не выходит в Сирии, на Украине, с КНДР или Ираном, то это проблемы Запада. Лавров напомнил слова Владимира Путина, которые последний сказал в Брегансоне на встреча с Макроном: Москва не уклоняется от контактов со странами, которые входят в «группу семи», однако главные вопросы мировой политики и экономики сегодня решаются в «группе двадцати». «И в «группе двадцати» — там есть и все члены «семерки», и все члены БРИКС, и наша позиция в «группе двадцати» определяется теми подходами, которые координируются в объединении БРИКС», — резюмировал Лавров.

Дональду Трампу есть над чем подумать. Но что-то подсказывает, что эти идеи уже бродят в его голове. Уж больно непростая идёт кампания за президентское кресло в Белом доме. И нужны нестандартные ходы вроде идеи Дуайта Эйзенхауэра пригласить Никиту Хрущева в поездку по США в разгар «холодной войны». Расследование сцепрокурора Мюллера о «русском следе» завершилось фиаско. Трампу ничего не мешает разыграть «русскую партию» с таким же пропагандистским эффектом, как он это сделал с Ким Чен Ыном. А заодно и потроллить Китай, пообещать Москве «разрядку» в обмен на нейтралитет с Пекином.

Заявления Трампа о готовности пригласить Владимира Путина на следующую встречу «семерки» не сулят Украине ничего хорошего. Украина постепенно выпадает из зоны внимания ведущих держав мира. Президент США, озабоченный переизбранием, если и вспоминает об Украине, то только как источнике компромата на бывшего вице-президента Джо Байдена. Все остальное пропагандистская шелуха о поддержке оплота демократии на Украине в пику России уже не актуальна. Слишком много претензий накопилось у Запада к так называемым реформам на Украине. Слишком дорого стали они обходится США и их союзникам. Вытеснением темы Украины на обочину политического мейнстрима Запада, уход с политической арены канцлера ФРГ Меркель, ярой сторонницы Киева и одной из главной виновниц обрушившихся на Украину бед, вынуждает киевские власти маневрировать и искать прямого диалога с Москвой. Прятаться от Путина под юбку Меркель, как это любил делать Порошенко, большее не получится. Макрон уже дал понять Зеленскому, что надо договариваться с мятежными республиками, вести и прямой диалог с Россией. В эту сторону подталкивает Украину и Трамп. Вместе с идеями возобновления контактов с Россией, возможного подключениях в той или иной форме к работе «семерки» исчезают основания для продления санкций. А ведь это главное, за что пытается уцепиться Киев в поисках поддержки своей русофобской политики. Для новой власти в Киеве наступают непростые времена.

Источник