Насколько возможен обмен пленными между Киевом, ЛДНР и Москвой

Статьи
Насколько возможен обмен пленными между Киевом, ЛДНР и Москвой

В последнее время вновь усиленно муссируется проблема обменена пленных и политзаключенных на Украине. Регулярно вбрасывается не совсем объективная информация, что вопрос уже решен и чуть ли ни сегодня завтра будет произведен обмен «всех на всех» и люди получат свободу. Что в этом соответствует действительности и что является досужими домыслами?

Для объективной оценки процесса необходимо представлять, какие интересы преследуют стороны, участвующие в процессе обмена, какие категории лиц обмениваются и какие условия при этом должны быть соблюдены. В обменных процессах так или иначе участвуют три стороны — Украина, ЛДНР и Россия и от договоренности между ними зависит возможность или невозможность обмена. Обмениваемых лиц часто называют пленными, что не соответствует их статусу, более точнее будет характеризовать их как удерживаемые лица, находящиеся на различных стадиях процессуальных действия и исполнения судебных решений.

На территории Украины в этот круг входят репрессированные украинские политзаключенные, задержанные на линии соприкосновения члены донбасского ополчения и российские граждане, обвиненные в антиправительственной и шпионской деятельности.

На территории ЛДНР это украинские военнослужащие, члены карательных батальонов, диверсионно-разведывательных групп и волонтеры, задержанные на территории республик за подрывную деятельность.

На территории России это граждане Украины, осужденные российскими судами за террористическую и шпионскую деятельность и украинские моряки, участвующие в керченском прорыве российской границы.

У всех удерживаемых лиц различный статус в процессуальных действиях и они не могут просто так единомоментно обменяны. Встает много вопросов с количествам удерживаемых лиц и кого к ним стороны согласны отнести, а также условиях, при которых они могут быть обменены. Например, Украина требует моряков просто вернуть без всяких условий.

Процесс обмена действительно готовится и об этом говорят многие факты, но масштабный обмен явно еще не готов. По всей видимости, в этот раз обмен будет происходить в несколько этапов. На первом обменяют граждан Украины, осужденных с России за террористическую деятельность, на граждан России, обвиняемых на Украине в антигосударственной деятельности.

Об этом можно судить по информации довольно осведомленного российского политолога Чеснакова, приближенного к кремлевским кругам, согласно которой такой обмен должен произойти в ближайшее время, а по данным правозащитного центра «Мемориал» пятерых граждан Украины Карпюка, Клыха, Кольченко, Гриба и Балуха, осужденных в России за террористическую деятельность, перевели из колоний в Москву в «Лефортово».

Также по данным украинского адвоката Рыбина его подзащитные граждане России Мефедов, Кимаковский, Одинцов и Баранов проходят юридические процедуры, необходимые для оформления обмена.

По украинским морякам также ведутся усиленные переговоры и вырабатываются приемлемые сторонами условия их передачи. По остальным удерживаемым лицам, а их количество довольно внушительное, слишком много вопросов, по ним проводятся необходимые подготовительные процедуры и масштабный обмен пока явно не готов.

Все остальные оценки этого процесса с указанием сроков и количества обмениваемых «всех на всех» лиц не соответствуют действительности и в основном является предположениями людей, не обладающих достоверной информации о состоянии дел. Следует также отметить, что сам принцип «всех на всех» не совсем корректен, поскольку число удерживаемых лиц постоянно меняется, кто-то уже получил свободу, кто-то против участия в обмене и появляются новые задержанные и арестованные с двух сторон, которые потенциально подлежат обмену. Пока на Украине продолжаются политические репрессии и не затухает конфликт на Донбассе, этот процесс будет непрерывным.

Прежде чем давать оценку этому процессу необходимо четко представлять процедуру обмена, как и кем он готовится и как происходит сам обмен. Последний и самый масштабный обмен, при котором обменяли и меня, был в декабре 2017 года. Мне изнутри пришлось наблюдать всю процедуру подготовки и осуществления обмена, предполагаю, что и в этот раз все будет происходить по аналогичному сценарию.

Этот процесс охватывает несколько этапов. Сначала на уровне руководств Украины , России и ЛДНР принимается принципиальное решение о возможности обмена и утверждается минской контактной группой, где каждая сторона имеет своих представителей. На следующем этапе начинается формирование списков обмениваемых лиц. Каждая сторона собирает информацию и предложения от военных, спецслужб, Красного креста, правозащитных и общественных организаций и родственников удерживаемых лиц. В контактной группе стороны обмениваются списками и проводят их верификацию.

К этому процессу в целях саморекламы пристраивались и авантюристы, не имеющие к этому никакого отношения, такие как «кухарка» Савченко вместе с самозваным «генералом» Рубаном и некто Шилова, авантюристка с большим размахом. Каждый из них пытался составлять свои списки, непонятно по какому принципу. Накануне обмена 2017 года в Интернете ходило много разных списков, Медведчука, Савченко, Шиловой и как бы ЛНДР. К примеру, я попал во многие списки, даже в список Савченко, что меня очень удивило, только не от этой «кухарки» и непримиримого идеологического врага я готов был принять содействие.

В России очень много и не всегда обосновано говорится о влиянии Медведчука на процесс обмена. Он действительно являлся членом минской контактной группы, представлял Украину и много сделал, чтобы обмен состоялся. Его деятельность естественно была направлена на освобождение украинских граждан, удерживаемых в ЛДНР и России. К формированию списков удерживаемых лиц на Украине он официально не мог иметь отношения, поскольку это прерогатива представителей ЛДНР, уполномоченных по правам человека Морозовой и Кобцевой. Только они могли официально вносить на обсуждение такие списки и согласовывать их.

С учетом поступивших предложений в аппарате по правам человека ЛДНР, с учетом предложений аппарата уполномоченного по правам человека России при контроле спецслужб ЛДНР и России проводится анализ списков, их достоверность и причастность включенных в него лиц к сопротивлению Юго-Востока и формируется окончательный список для передачи в контактную группу.

При верификации сторонами полученных списков определяется наличие этих лиц в местах заключения, устанавливается их местонахождение, в СИЗО, в колонии или под следствием с другой мерой пресечения. К тому же бывают случаи, когда включенный в список отказывается от обмена по разным причинам. Некоторые надеются на снятие обвинения, а у кого — то заканчивается срок заключения и он ждет освобождения. На Украине этот процесс ведет СБУ с участием уполномоченного по правам человека и окончательное решение об обмене принимает только СБУ.

На Украине, после определения лиц, которые могут подлежать обмену, СБУ принимает решение, кого включать в список на обмен и, особо не утруждая себя объяснениями, чистит его от лиц, которых читает необходимым дальше держать в заключении. У тех, кто попал в список, персонально выясняют, согласен ли он на обмен, заставляют подписать заявление о согласии и под видеозапись зачитать его. Эта последняя процедура означает, что человек попал на обмен и его готовы отдать. Только после этого уточненный список передается в контактную группу. То есть, только после подписания такого заявления можно говорить и количестве обмениваемых лиц.

На сегодняшний день такая процедура проводится далеко не во всех регионах Украины, где содержатся удерживаемые лица. Например, в Харьковском СИЗО по данным активистов харьковского сопротивления содержится 16 политзаключенных, некоторые из них сидят там уже более пяти лет, пока никаких действий связанных с обменом там не проводится.

Каждому включенному в список еще необходимо пройти ряд юридических процедур, из СИЗО или колонии без необходимых судебных документов никого не отпускают. У всех у них различный процессуальный статус, это подозреваемые, находящиеся под следствием, обвиняемые, находящиеся под судом, и осужденные, отбывающие срок в колонии по вынесенному приговору.

По каждому их них должно быть принято персональное судебное решение. Подследственным и обвиняемым, содержащимся в СИЗО, суд должен изменить меру пресечения на иную и освободить из СИЗО. Находящимся за апелляционным судом последний должен изменить меру пресечения или уменьшить срок до фактически отбытого и также освободить из СИЗО. Находящихся по приговору в колонии президент Украины своим указом должен каждого персонально помиловать, что является основанием для освобождения. Без указанных процессуальных действий из СИЗО и колоний никого не имеют права освобождать.

На последнем этапе всех утвержденных к обмену из разных СИЗО в течение недели свозили и под усиленной охранной содержали на базе СБУ (бывший дом отдыха) недалеко от линии соприкосновения под Святогорском.

За день до обмена выяснилось, что с украинской стороны не хватает людей до согласованного количества и с подконтрольной части Донецкой области в пункт сбора СБУ начало доставлять сотрудников правоохранительных органов, находившихся под следствием за различные правонарушения, которых включали в списки, чтобы в момент передачи их на линии соприкосновения они отказались от обмена и вернулись домой. Один из них рассказал нам, что за такую однодневную экскурсию он добился для себя приличных суточных в несколько сотен гривен. При согласованном списке подлежащих обмену «74 на 306» в итоге на линии соприкосновения состоялся обмен «74 на 233».

В день обмена украинские власти довольно подло поступили с гражданами России, которые уже находились в сборном пункте. Ирина Геращенко, которую за мы за ее непрезентабельный вид нарекли «гномиком», добилась согласия Порошенко, о запрете обмена граждан России. Перед посадкой в автобусы им неожиданно объявили, что они не подлежат обмену и будут возвращены в места лишения свободы. Их было шесть человек, среди них и Сергей Мефедов. Этот симпатичный молодой человек, когда всех уже посадили в автобусы, зашел в каждый автобус, поздравил с освобождением и пожелал всем успехов, надеюсь в этот раз с ним поступят более достойно.

Каждому выдали конверт с решениями судов об изменение меры пресечения или сокращении срока заключения. У лиц, которых доставили из колоний, на руках ничего не было, помилование президента им не выдали. Один из них мне рассказывал, что ему показывали копию акта о помиловании, но на руки так и не отдали. Их обманули, никакого акта о помиловании не существует и их на территории Украины обязаны будут арестовать и вернуть обратно в колонию.

Теперь любого их нас за невыполнение условий соблюдения мер пресечения и неявку в суд также могли объявить в розыск и в любой момент арестовать. Дорога назад на Украину нам была заказана.

Сам процесс обмена выглядел довольно странно, никто посписочно людей не проверял. Всех посадили в автобусы и привезли на площадку украинских военных перед линией соприкосновения. Без каких-либо действий держали практически до конца дня. Неожиданно привезли первую партию украинских пленных с уполномоченными Морозовой и Кобцевой. Через несколько часов нас в сопровождении машин ОБСЕ и Красного креста отправили к линии соприкосновения, блок посты с двух сторон мы пересекли не останавливаясь и под громкие крика «ура» въехали на площадку уже на территории ДНР. Ни та, ни другая сторона не фиксировала кого конкретно обменяли, никаких проверок и отметок и пресечении границы с Украиной не производилось, фактически по документам мы до сих пор находимся на Украине.

Уже в Донецке при встрече с представителями Красного креста я поинтересовался, будут ли у нас какие- либо документы об обмене. Вразумительного ответа я так и не получил. По всей видимости, этот вопрос юридически не урегулирован, поскольку официально военные действия на территории Украины не ведутся, а политзаключенными нас украинская сторона никак не считает, нас просто передали как вещь, даже без сопроводительных документов.

Я подробно описал процесс подготовки и проведения обмена для того, чтобы было понятно, быстро он не может быть проведен, требуется длительная и серьезная работа сторон по его подготовке, пока он находится на этапе согласования списков и для его завершения еще много что надо будет сделать. В ближайшее время как проба пера может состояться ограниченный обмен удерживаемыми лицами между Украиной и Россией, который покажет, насколько стороны готовы идти навстречу друг другу.