Углеродный налог: Россия будет платить в бюджет ЕС свыше миллиарда евро в год

Статьи
Углеродный налог: Россия будет платить в бюджет ЕС свыше миллиарда евро в год

Светлое безуглеродное будущее Европы оплатят Россия, Украина и Белоруссия. В связи с размером экономики и экспорта в ЕС, больше всех на постсоветском пространстве пострадает Россия, ей придётся платить в европейский бюджет более одного миллиарда евро в год.

РБК рассчитал, сколько заплатят российские поставщики «грязных» (по новым стандартам ЕС) товаров. Расчёты подтверждены Минэкономразвития РФ.

Расчёт производился, исходя из показателей 2020 года. Согласно этим данным, налог затронет российские поставки в ЕС на сумму почти семь миллиардов евро (7,3% от прошлогоднего общего объёма товаров из России в Евросоюз), а в натуральном выражении — 16,3 млн т (в 2019 году — 18,4 млн т), следует из внешнеторговой базы данных Евростата. Для России налог будет фактически равнозначен дополнительной адвалорной пошлине в 16% от стоимости товаров — 1,1 миллиард евро от семи миллиардов евро. Однако не исключено, что сумма налога может возрасти, поскольку представленный РБК расчёт исходит из объемов поставок в тоннах в пандемическом 2020 году (когда эти поставки по многим товарным группам просели), а во-вторых, ориентируется на преобладающую цену квот на выбросы в Евросоюзе за последние месяцы (около €50 за тонну CO2-эквивалента), а участники углеродного рынка прогнозируют рост цены к концу десятилетия. В расчете не учтены и поставки электричества, поскольку сама Еврокомиссия указывает, что углеродный налог в отношении электроэнергии будет рассчитываться по-особенному.

Пока углеродный налог коснется немногих товаров (речь идет о тридцати кодах товаров европейской товарной номенклатуры), но в будущем он будет распространен на гораздо большее число товаров с «углеродным следом». Вводиться налог будет постепенно с постепенным же его повышением. Начиная с 2026 года по 2035 год, налог будет введен последовательно на все подпадающие под него группы товаров на все 100 процентов.

Самыми первыми под новое прогрессивное налогообложение попадут следующие товары: цемент, электроэнергия, удобрения (включая аммиак, азотные удобрения и азотсодержащие комплексные удобрения), железо и сталь (включая рельсы для железнодорожных путей, трубы, металлоконструкции, цистерны), алюминий (включая проволоку, алюминиевые листы, фольгу).

Самые большие суммы налога придётся оплатить российским поставщикам железа и стали – 655 миллионов евро, вслед за ними идут химики – за импорт в Европу азотных удобрений придётся выложить 398 миллионов евро в год.

Наряду с Россией, пострадает Украина и Белоруссия. Такие расчёты приводят эксперты Еврокомиссии и комиссии ООН по торговле и развитию. Согласно данным ЕС, самый большой налог затронет Россию, Украину, Турцию, Белоруссию, Албанию, Египет, Алжир, Марокко. Комиссия ООН прямо заявляет о том, что наибольшие потери среди всех остальных стран понесут Россия и Украина.

По расчетам РБК, годовые потери России от углеродного налога всё же будут самыми существенными и составят столько же, сколько в сумме потери следующих в списке Турции, Украины и Великобритании. А вот меньше всех заплатит самая богатая страна – США.

Россия будет пытаться доказать, что предлагаемый углеродный сбор Евросоюза несовместим с правилами Всемирной торговой организации (ВТО). «Почти полтора года, пока проект разрабатывался, коллеги из ЕС заверяли весь мир в том, что буква и дух соглашения ВТО будут полностью соблюдены. Сегодня уверенности в этом нет», — заявил 14 июля (в день презентации новой безуглеродной стратегии ЕС) министр экономического развития РФ Максим Решетников.

Однако апеллировать к нарушению норм ВТО — это плохой вариант для России, считает директор по проектам российского отделения «Гринпис» Владимир Чупров. На сегодня уже в 65 странах мира действуют те или иные схемы цены за парниковые выбросы, в том числе национальную систему торговли квотами недавно запустил Китай, отмечает он. «Россия пока выглядит белым пятном на глобальной карте углеродных рынков. Можно сказать, что страна запаздывает от лидеров на 15 лет», — утверждает Чупров. По его словам, причины отставания лежат в рентной модели экономики страны, где добавленная стоимость формируется до сих пор за счет относительно дешевой добычи ископаемого топлива. Смягчение потерь российских экспортеров от углеродного регулирования ЕС возможно: это сокращение углеродного следа в продукции через внедрение мер в области энергоэффективности и замена ископаемого топлива на низкоуглеродные источники энергии, говорит представитель «Гринписа» в комментарии РБК.

Специальный представитель президента России по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития Анатолий Чубайс, в свою очередь, спрогнозировал намного большие потери. И дело тут не только в новом налоге, а в новой концепции в целом. Потери российской экономики будут связаны не столько с введением углеродного налога, сколько с перестройкой ведущих экономик и внедрения низкоуглеродных технологий. Проще говоря – на углероды со временем просто не будет покупателей. Потери экономики РФ в случае отказа мировых экономик от использования угля, нефти и газа могут составить 10% ВВП. Главный риск энергоперехода для России — это последствия для экспорта, считает Чубайс. «Экспорт и есть та уязвимая зона, через которую Россия с неизбежностью получит воздействие от глобального энергоперехода…. Последствия энергоперехода для российского экспорта будут колоссальными. Мои личные оценки (пока это мои личные оценки, никем не подтвержденные): речь идет о 10% ВВП. Это более чем серьезно», — сказал Чубайс. Он отметил, что доходы от экспорта углеводородов составляют 40% российского ВВП.

Заместить выпадающие доходы, по мнению Чубайса, можно будет наращиванием поставок водорода в Европу и перестройкой собственной экономики под новую мировую модель, в частности следует заняться развитием климатических проектов.

Напомним, 14 июля глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен обнародовала масштабный план преобразования континента. «Европейцы приняли решение. Они хотят сделать Евросоюз климатически нейтральным к 2050 году. Мы предлагаем план того, как достичь наших целей: сократить выбросы на 55%, при этом сохраняя экономический рост и создавая рабочие места, и обеспечить справедливую и честную энергетическую трансформацию для всех европейцев» — написала она в соцсети.

Стратегия, получившая название European Green Deal, предполагает полное прекращение к 2050 году роста объёма выбросов в атмосферу, которые способствуют глобальному потеплению – именно им объясняют климатические проблемы на планете. Выбросы должны быть приведены к 55% от уровня 1990 года. Помимо этой цели, поставлено ещё несколько, не менее амбициозных:

— ускоренный отказ от автомобилей с двигателем внутреннего сгорания (через 13 лет в Европе не должно остаться авто на бензине и дизеле);

— 40-процентная доля возобновляемой энергии к тому же 2030 году (сейчас это 20%, хотя показатели разнятся от страны к стране);

— высаживание до конца этого десятилетия трёх миллиардов новых деревьев;

— реновация общественных зданий и жилого фонда (35 млн строений к 2030 году), призванная сделать европейское жилье более энергетически экономным;

— налогообложение авиационного топлива;

— введение специального «углеродного налога» на ввозимую в Европу продукцию экологически вредных (по европейским параметрам) производств.

Углеродный налог – и есть тот самый ресурс, за счёт которого Европа вступит в новую технологическую эру. За счёт него Европа покроет свои расходы на энергетическое перевооружение, а с учётом того, насколько богат рынок континента и как остро конкурируют за него поставщики, эти сборы со всех мировых экспортёров товаров в ЕС могут достигнуть очень больших сумм (эксперты говорят о сотнях миллиардов евро).