Замыкая круг. Афганистан в очередной раз вернулся Средневековье

Статьи
Замыкая круг. Афганистан в очередной раз вернулся Средневековье

48 лет назад, 17 июня 1973 года в Афганистане произошла революцию, в результате которой была свергнута монархия и установлена буржуазная республика.

Современные афганцы, которые с конца 70-х, пожалуй, не видели ни одного года без войны, с теплом вспоминают те непростые, но вне всякого сомнения более мирные и более прогрессивные времена. Однако именно непоследовательность буржуазных реформ 70-х, неспособность республиканского правительства покончить со старыми феодальными порядками привела к десятилетиям потрясений в Афганистане, который сегодня вновь оказался во власти радикальных исламистов.

Первая попытка модернизации

Впервые единое афганское государство появилось в 18 веке при империи Дуррани. Когда в Западной Европе семимильными шагами несся капитализм, Афганистан не смог стать даже в полном смысле феодальным государством. Монархия по форме по сути оставалась союзом разлагающихся родоплеменных структур, каумов, под руководством родовых глав – ханов. Причем ханов как пуштунских племен, которые и считают себя «настоящими» афганцами, так и племен непуштунских.

В конце 19 века Британская империя завоевала уже распавшийся на 4 отдельных государства Афганистан. По после Первой мировой войны, в 1919 году, эмир Аманулла-хан провозгласил независимость Афганистана, первым во всем мире признал Советскую Россию и установил с ней дипломатические отношения, а затем разбил британские войска в третьей англо-афганской войне, после чего Великобритания была вынуждена признать независимость Эмирата Афганистан. С 1929 года эмират становится королевством. Примерно в те же времена в стране появляется институт маликов («король» по-арабски), т.е. ханов, которых государство признало официальными госпредставителями в племенах-каумах. Ни одно крупное общественное преобразование центральные власти без поддержки маликов провести не могли.

Во время Второй мировой войны, несмотря на попытки фашистской Германии вовлечь его в свою зону влияния, Афганистан умудрился сохранить нейтралитет, что, впрочем, не спасло его экономику, которая пришла в полный упадок. Аграрное хозяйство, составлявшее основу экономики страны, велось архаичным способом, а отношения между землевладельцами и крестьянами оставались даже не феодальными, а родоплеменными. Нужно было что-то менять.

Вокруг двоюродного брат короля Захир-шаха Мухаммеда Дауда в т.н. «Национальном пуштунском клубе» начинают собираться прогрессивные элементы городской интеллигенции как правонационалистических, так и левых, даже коммунистических взглядов. Осенью 1953 года король назначает набирающего популярность Дауда премьер-министром.

Новый глава правительства провозглашает политику «руководимой экономики» с ведущей ролью госсектора. Правительство Дауда разработало 5-летние планы, ввело госкапитал в банковскую систему, привлекало иностранные инвестиции с сохранением контрольного пакета акций у государства, сохранило нейтралитет во время холодной войны, что позволило обращаться за экономической помощью одновременно и к СССР, и к США.

В итоге за несколько лет были заложены основы для развития транспорта, энергетики и промышленности. Появились обученные за границей специалисты. Началась добыча полезных ископаемых – нефти, газа, железной руды, барита и каменного угля. Преобразования коснулись и общественной жизни. В 1950-е годы расширилась образовательная система страны, были проведены мероприятия, направленные на эмансипацию женского населения. В архаичном исламском обществе с 1959 года женщинам разрешили находиться на улице без чадры с открытыми лицами. Но к началу 60-х начались проблемы. Выросшая и получившая власть крупная буржуазия безоговорочно поддерживала Дауда, чего нельзя сказать ни о родоплеменных вождях, ни о т.н. среднем и мелком бизнесе, ни о крестьянстве. Если малики были недовольны буржуазными реформами как таковыми, то остальным не нравилась их однобокость в интересах исключительно городского олигархата.

Второе пришествие Дауда

Чтобы хоть как-то снять возникшее напряжение король Захир-шах отправил Дауда в отставку и принял новую Конституцию, которая расширила права парламента. Но что такое парламент в условиях контроля всей провинции родоплеменными ханами? Лидеры каумов проникли в парламент в качестве избранных депутатов и с помощью государственной власти проводили интересы своих мини-государств – племенных общин. Как результат, выстроилась очень специфическая иерархия, которую исследователи назвали институтом патрона-клиента. Афганское государство превратилось в посредника между предоставлявшими помощь США и СССР и каумами, у которых оно покупало лояльность, не могло не покупать. А каумы тормозили общественное развитие. Дауд не смог в короткие сроки преобразовать складывавшиеся веками политические институты, не смог и существенно улучшить жизнь трудящихся. Впрочем, не стало лучше и без него. Из-за засухи 1970-72 гг. в Афганистане начались голод, рабочие забастовки и крестьянские бунты. А летом 1973 года Дауд при помощи армии совершает государственный переворот и снова приходит к власти, но уже не как премьер-министр при конституционной монархии, а как национально-модернистский лидер вроде Хуссейна в Ираке или Каддафи в Ливии.

Приоритетным направлением социально-экономической политики он объявил осуществление аграрной реформы – ключевого преобразования по передаче земель от контролируемых ханами родоплеменных сообществ отдельным собственникам, которое только и могло вырвать Афганистан из архаичных общественных отношений. Однако проблема заключалась в том, что имевшие огромную власть ханы оказывали отчаянное сопротивление. Кроме того, темные и религиозные крестьяне, которых идеологически обрабатывали исламские проповедники, верили, что хан поставлен Аллахом и защищает своих крестьян как отец детей.

Ясно, что в такой ситуации Дауд не мог строить абсолютно светское государство – «прогрессивный афганский национализм». Поэтому его политика постепенно трансформировалась в нечто невнятное типа «исламского обновления», «истинной и разумной демократии» в интересах «большинства народа». Невнятность и эклектичность дошла до того, что Дауд объявил об избрании социализма «в качестве принципа экономического развития нового афганского общества». Впрочем, последнее было вызвано необходимостью получения технико-экономической помощи от СССР для реализации 7-летнего плана развития, в ходе которого планировалась постройка металлургических и нефтеперегонных заводов, ирригационных сооружений, плотин, ГЭС, автодорог, разработка полезных ископаемых.

Дауд продолжил логичную в тех условиях экономическую политику национализации всего и вся. Для контроля над инвестициями принимается «Закон об иностранных и местных капиталах», были подняты налоги для крупных землевладельцев – ханов, для борьбы со спекуляцией и ростом цен на потребительские товары появились комитеты бедноты, здравоохранение и образование стало исключительно государственным. А в 1977 году в Афганистане появляется новая конституция, установившая однопартийный парламентарный режим с президентским правлением.

Нельзя сказать, что у режима Дауда не было успехов. Была повышена средняя зарплата, введен 7,5-часовый рабочий день (у нас нет такого даже сейчас), много сделано для расширения системы здравоохранения и устранения повальной неграмотности населения. Однако сопротивление реформам было таково, что аграрный вопрос решить не удалось. Проблемы были также с контролем войск, которые набирались во многом из каумов, что автоматически предполагало двойную лояльность – государству и ханам. В итоге и ханам, и буржуазии (правому политическому спектру) стало мешать как вмешательство государства в экономику, так и однопартийная система. Наращивающие популярность по ходу модернизации страны и подвергавшиеся репрессиям левые круги критиковали Дауда за антидемократизм и неспособность провести радикальные общественные преобразования. Половинчатые результаты семилетнего плана реформ приговорили пытавшийся лавировать в центре режим Дауда и в 1976 году началась подготовка к социалистической революции.

Бесконечная война

В 1978 году в результате Апрельской революции Дауд вместе с членами своей семьи был застрелен при штурме его резиденции и к власти пришла социалистическая Народно-демократическая партия Афганистана. НДПА провозгласило своей целью создание «общества, свободного от эксплуатации человека человеком» и светского государства. Это тут же вызывало реакцию исламских кругов (300 тыс. человек или целых 2% населения составляло исламское духовенство), которое боле-менее были готовы мириться с центристским буржуазным режимом Дауда, но освобождать крестьян от эксплуатации совершенно не собирались. Социалисты стали завершать незавершенную Даудом земельную реформу, лишая маликов и связанного с ними духовенства источников дохода. В результате был объявлен джихад против неверных, который поддержала значительная часть безграмотного населения. 95% афганских крестьян не умели ни читать, не писать, а потому идеи «афганского социализма» не находили у них массового понимания. НДПА смогла взять под свой контроль лишь 20% территории страны. Началась гражданская война.

Антиправительственные силы очень быстро создали институт полевых командиров, примерно так, как басмачи в Средней Азии в 20-е гг. Основой естественным образом стали родоплеменные сообщества, в командиров боевых подразделений превратились либо сами ханы, либо непосредственно руководимые ими люди.

В 1979 году по просьбе афганского правительства советские войска вошли в Афганистан для борьбы с душманами (т.е. басмачами или исламскими бандитами-террористами), которые сами себя назвали моджахедами или воинами джихада. США поддержали душманов финансами и вооружением. После того, как советские войска ушли, а СССР рухнул, НДПА была зверски разгромлена, в начале 90-х весь Афганистан перешел под контроль джихадистов, которые тут же начали резать друг друга за право получать доходы от налаженной там наркоторговли.

Взаимная резня полевых командиров закончилась вторжением из Пакистана исламской радикальной группировки «Талибан» (которую сформировали пакистанские спецслужбы с американским финансированием из афганских беженцев). К середине 90-х талибы стали властью в Афганистане и до конца 90-х продолжали получать финансирование из США. Все изменилось только после отказа в выдаче Бен Ладена. С октября 2001 г., после известного теракта в Нью-Йорке, американцы вернулись к финансированию полевых командиров, которых планировали использовать во время своего вторжения в Афганистан против талибов и Аль-Каиды.

Дальше – война, поражение талибов и установление проамериканского марионеточного правительства, которое так и не смогло ни политически, ни экономически контролировать всю страну, продолжавшую быть мировым поставщиком сырья для героина. А нищета и бесперспективность толкали местное население в «Талибан», который провозгласил джихад и национально-освободительную борьбу теперь против американских завоевателей. Зато хорошо заработавшие на наркотрафике, контрабанде и американских дотациях лидеры каумов, т.е. полевые командиры, снова инкорпорировались в буржуазно-демократическое правительство в виде депутатов, руководителей партий, владельцев СМИ. Сам же государственный аппарат, как до Апрельской революции, вернулся к состоянию распределителя средств от иностранных доноров к родоплеменным вождям и их клиентелле.

Но стоило только американским войскам в 2021 г. покинуть Афганистан, как талибы вообще без сопротивления местного населения, захватили почти всю территорию страны. Попытки модернизации архаичного исламского где-то родоплеменного, где-то феодального общества сначала афганской интеллигенцией, затем Советским Союзом и Соединенными Штатами Америки потерпели сокрушительное фиаско. Семь государственных переворотов (монархический 1919 г., буржуазно-демократический Дауда 1973 г., социалистический НДПА 1978 г., моджахедов начала 90-х гг., талибов 1996 г., буржуазно-демократический при поддержке США 2001 г. и снова талибов 2021 г.) не привели вообще ни к чему. Круг замкнулся.