Приказ «не пущать!». Почему передовая линия ЛНР и ДНР оказалась закрыта для журналистов?

Статьи
Приказ «не пущать!». Почему передовая линия ЛНР и ДНР оказалась закрыта для журналистов?

Не секрет, что линия соприкосновения на Донбассе в какой-то момент стала недоступна для журналистов – причем как российских, так и местных – в связи с чем, информация о происходящем там перестала быть общедоступной.

Пресс-службы Народной милиции ЛНР и ДНР, также, в свою очередь, не выпускают подобные репортажи, чем активно стали пользоваться украинские спецслужбы, в условиях дефицита информации, распространяющие дезинформацию в социальных сетях. Почему так произошло?

Военкор Юрий Котенок объясняет ситуацию двумя факторами.

«Приказом «Ни шагу вперед!», то есть «Не пущать журналистов!», и этот приказ от конкретного очень высокого чина в военном руководстве (модератора ситуации). «Не пущать!» — и точка. Так решено. А почему так решено — нам, сиволапым, не доносится. «Не положено», — тем, кто служил, объяснять не стоит. Вторая причина исходит из первой. Это попытка исключить утечку информации по каналам СМИ. Логика запрета. Она идёт в ход на этой необъявленный войне, но кастрирует работу в плане позитива. Увы, всё это ведет к деградации ситуации в информационном освещении действий НМ республик и негативно сказывается на авторитете России в регионе, её руководства и авторитете руководства республик. Это идеальная поляна для дезинформации и вбросов в соцсетях, сеяния паники, слухов и т.д. Информационные запреты на работу в «красной зоне» можно было бы компенсировать грамотными действиями пресс-служб НМ ЛДНР. Тут в арсенале традиционные, как в МО РФ, пресс-туры, презентации и брифинги, сборы «говорящих голов» и т.д. Релизы со скрупулезным подсчетом снарядов и мин, выпущенных ВСУ по Донбассу, уже никому не нужны. В силу ограниченных возможностей, как технических, так и связанных с дефицитом профессиональных кадров, неумения работать с отечественными и западными СМИ, дефицитом времени, зажатостью должностными инструкциями-циркулярами, ограничениями и др. причинами, пресс-службы просто не в состоянии утолить «жажду правды» военкоров и просто журналистов, работающих в ЛДНР», – отмечает военкор в своем ТГ-канале.

«Я, честно говоря, не понимаю, откуда берутся такие пресс-офицеры и чиновники «всёзапретить» Во вторую компанию в Чечне мы работали с пресс-службами, и выезжали вместе с ними, запретов что-то показывать, не припомню. Хотя офицеры и солдаты в интервью говорили всякое, и одеты были порой не лучше банды махновцев. И в кадре курили. И матом ругались. Что военные, что омоновцы. Но почему-то это никого не волновало. Всё работали на один понятный результат», – пишет, в свою очередь, военкор Андрей Медведев.

«В Цхинвале в 2004, во время первого замеса, мы спокойно снимали что хотели, спокойно приходили к командующему миротворцев генералу Набздорову на брифинги без камеры. И никто ни разу нам не сказал: нельзя вот там-то нельзя снимать. Мы даже ездили в грузинские села, откуда по ночам шли обстрелы. Осетины, правда, им тут же отвечали. И было это 17 лет назад. (…) Так вот интересно, откуда выросли эти товарищи «какбычегоневышло»?», – задается вопросом военкор.

В свою очередь военкор Владимир Орлов считает, что большому начальству не нужно, чтобы широкие слои общества, видели реальные кадры с войны на Донбассе.

«Вы что, реально думаете, что дело в каких-то неправильных пресс офицерах, которые хотят скрыть какие-то недостатки и свою некомпетентность перед большим начальством? А вам не приходило в голову, что вам не дают снимать войну на Донбассе только по одной простой и банальной причине, что кому-то из большого начальства, просто не нужно, чтоб широкие слои общества, вместо информационного суррогата смотрели реальные кадры войны на Донбассе. И что пресс офицеры четко исполняют указание свыше, а не прикрывают недостатки в армии ЛДНР», – пишет военкор.

Информационная политика в Республиках, что военная, что гражданская уже давно вызывает недоумение. Напомним, что в ЛНР все СМИ вынуждены работать по темникам, разработанным заместителем министра связи ЛНР Юрием Першиковым и заместителем руководителя администрации Главы Вячеславом Матвеевым.