Турция как фактор российско-американских отношений. Наследие Трампа на Кавказе

Статьи
Турция как фактор российско-американских отношений. Наследие Трампа на Кавказе

Российский миротворец получил ранение при взрыве мины в Нагорном Карабахе. Инцидент произошёл 23 ноября, когда совместная группа по обмену телами осуществляла поиск погибших в Тертерском районе.

Военнослужащий был доставлен в госпиталь Баку, где ему была оказана необходимая медицинская помощь. Согласно условиям соглашения, подписанного Россией, Арменией и Азербайджаном, миротворцы пробудут на территории Нагорного Карабаха в течение пяти лет. Однако всё это будет, если в дело не вмешается Турция, став «прокси» США в вопросе вытеснения России из зон её влияния.

Министерство обороны Турции на днях сообщило, что турецкие военные будут работать в совместном с Россией центре по Карабаху в течение года. Министр Хулуси Акар подтвердил в воскресенье, что направляемые в Азербайджан военные будут задействованы в течение года в создаваемом совместно с РФ наблюдательном центре. «Турецкие военные будут действовать в совместном с Россией мониторинговом центре по Нагорному Карабаху в течение одного года», — приводит его слова агентство Anadolu. 17 ноября парламент Турции одобрил соответствующий президентский указ.

По всей видимости, таким образом турки корректируют трёхстороннее соглашение, согласно которому в Карабахе находятся российские военные. Соглашение было заключено на пять лет, но Турция, видимо, полагает, что и одного года достаточно, после чего соглашения могут быть пересмотрены по желанию одного из их подписантов. Нетрудно догадаться, какого именно — речь идёт об Азербайджане. Если он выйдет из соглашения — а именно на его территории и располагаются миротворцы — легитимность их нахождения немедленно окажется под угрозой. Может ли Азербайджан пойти на такой шаг? Легко, если за его спиной будет стоять Турция. А за спиной Турции — США.

Мы уже писали о том, что за спиной Турции в конфликте в Нагорном Карабахе стояла Великобритания, которая прямо заинтересована в том, чтобы войти на территорию Южного Кавказа и вытеснить оттуда Россию. Если не полностью (пока), то хотя бы частично, введя туда в качестве равноценного партнёра Турцию. Кстати, именно так Турция себя и позиционирует теперь, говоря, что войну удалось остановить именно благодаря действиям Турции и России.

«Благодаря совместным усилиям с Россией мы смогли остановить конфликт и внести свой вклад в решение проблемы, которую не удавалось решить в течение 30 лет», — сказал президент республики Реджеп Тайип Эрдоган в субботу. Цинизм этого высказывания зашкаливает, и заставляет армян копить ненависть в адрес России, будучи уверенными в том, что Россия их предала, намеренно позволив Азербайджану выиграть в этой войне. Что ж, со стороны это так и выглядит. Возгласы о том, что Россия не могла вводить войска, потому что Карабах не признала даже Армения, не имеют никакого смысла, ибо введение войск — это самый последний козырь, когда полностью исчерпаны все другие меры вразумления. Пыталась ли Россия вразумить Турцию иными доступными ей методами? Это никому не известно. Но русофобия армян — единственного союзника РФ на Кавказе, растёт. И Турция только подогревает эти настроения. Турция и временно стоящая за ней Великобритания.

Почему временно? Потому что Великобритания «работает на аутсорсе» у США до тех пор, пока мировой гегемон занят решением своих внутренних проблем. И, похоже, постепенно проблемы эти сходят на нет. Джо Байден считается избранным президентом США, Дональд Трамп хоть и не признаёт своего поражения, однако готов передать дела Байдену, волнений, революций и гражданской войны, прогнозируемой многими экспертами, не последовало. А это значит, что в январе месяце Байден официально приступит к выполнению обязанностей президента США, и именно от его позиции по Турции и России будет зависеть дальнейшая судьба Кавказа.

Турция в последние годы стала серьёзным региональным игроком. Настолько серьёзным, что это стало вызывать недовольство ряда европейских стран. Выступая в эфире французского новостного телеканала LCI, министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан указал на «экспансионистские устремления» Турции, в частности «политику свершившегося факта» в Ливии и на аналогичного рода акции в отношении Восточного Средиземноморья, где «Турция де-факто осуществляет агрессивные действия в отношении двух стран — членов ЕС» (прежде всего, подразумевается Греция).

Жан-Ив Ле Дриан

Но что, или, вернее, кто позволил Турции так существенно укрепиться? Ответ расстроит всех поклонников уходящего американского президента, но факт есть факт: укреплению Турции в регионе всеми силами способствовал не кто иной, как Дональд Трамп.

Отношения администрации Трампа с президентом Турции последние полтора года находились на пике взаимной симпатии. Всё благодаря политике семейственности: в семье Трампа политику США в отношении Ближнего Востока курировал его зять Джаред Кушнер, в семье Эрдогана — его зять Берат Албайрак. Зятья на постоянной основе контактировали друг с другом и организовывали общение «пап» — Трампа и Эрдогана. Трамп в последние полтора года Турции откровенно покровительствовал. Например, Конгресс США хотел ввести против Анкары санкции за то, что она приобрела российские ЗРК С-400, но Трамп так и не ввёл их в действие. Администрация Трампа поддержала Турцию, когда та вела бои вокруг сирийского Идлиба против войск Башара Асада и когда она вошла в Ливию и поддержала там международно признанное правительство в Триполи и наносила удары по армии союзника Москвы Халифы Хафтара.

Эрдоган, Джаред Кушнер, Берат Албайрак

К слову, Трамп, которого почему-то принято считать едва ли не пророссийским президентом (с подачи российской пропаганды, естественно), не сделал ничего, чтобы это «звание» закрепить в реальности. Вашингтон вводил всё новые и новые санкции против Москвы, фактически остановил «Северный поток-2». Весной 2018-го Трамп поставил ПТРК «Джавелин» (37 пусковых установок и 210 ракет) Украине. Акцентируем, что якобы антироссийский Барак Обама не хотел поставлять Украине летальное оружие — и не поставлял. Поэтому дружба с Москвой у Трампа была только и исключительно на словах. На деле же — помощь и возвышение врагов Москвы.

Продолжит ли Джо Байден политику предшественника? В отношении поведения Турции на Кавказе вероятнее всего — да. Безусловно, у демократов накопилось множество претензий к Эрдогану: это и вопросы по закупке российских ЗРК С-400, и масштабное нарушение прав человека в Турции, где косяком идут массовые репрессии против независимых журналистов, оппозиции, аресты мэров курдских городов и так далее. Но в нашем случае на кону стоит нечто гораздо большее, когда правами человека и санкциями за С-400 можно пренебречь. Турция может стать главным союзником США и НАТО в отношении противостояния с Россией на Кавказе, Ближнем Востоке и на Украине. А для США, и лично их нового президента Байдена, Россия — главный противник, враг.

Поэтому, с очень большой долей вероятности можно прогнозировать, что Джо Байден продолжит политику администрации Трампа. Более того — сделает её ещё более жёсткой. Помимо новых санкций, Байден приложит все усилия, чтобы вытеснить Россию отовсюду, откуда получится это сделать, и прежде всего речь будет идти именно о Кавказе. Именно этим можно объяснить то, что турки объявили, что их войска будут участвовать в совместной миссии в Карабахе в течение только лишь года. А дальше? А дальше — как пойдёт…

Турецкий вопрос в российско-американских отношениях в каденцию Байдена может стать центральным. Турция уже схлестнулась с Россией в армяно-азербайджанской войне, в Ливии и Сирии. Но и это ещё не всё. Эрдоган активно начал выстраивать стратегическое военно-промышленное сотрудничество с Украиной. Турецкий и украинский военно-промышленные комплексы постепенно интегрируются. В будущем это взаимодействие может перерасти в полноценное военное партнёрство. Ради чего? Ради Крыма, разумеется. К слову, Киев уже увязывает вопрос разрешения донбасского конфликта с Крымом.

Турция становится ключевым фактором российско-американских отношений. Ближнему Востоку, Закавказью и Крыму стоит приготовиться к сложным временам, а России — к отбиванию атак серьёзных противников.