Кругом враги. Украина рискует остаться без транша МВФ

Статьи
Кругом враги. Украина рискует остаться без транша МВФ

В недавнем интервью украинскому телевидению президент Украины Владимир Зеленский пожаловался на то, что в Киеве, дескать, выполнили все требования Международного валютного фонда для продолжения кредитования, однако фонд не спешит с перечислением заслуженных средств. А виной всему некие «люди, работающие против Украины». Между тем, государство остро нуждается в новых займах, без которых не миновать глубокого экономического кризиса.

Комментируя ситуацию с задержкой кредитования, Зеленский сделал весьма неоднозначное заявление: «Был первый транш. Мы ожидали второго транша. Есть требования Международного валютного фонда. Я считаю, что мы все выполнили, это мое личное мнение. Но я считаю, что как внутри страны, так и снаружи есть люди, работающие против государства Украина. Они лоббируют свои интересы, чтобы стабильности в Украине не было. Они сегодня присутствуют в политике. Я перед выборами не хочу называть их фамилии. Честно говоря, и после выборов не хочу. Я понимаю, что они делают, какие средства они украли у государства и сейчас их тратят на лоббизм на Западе», — пожаловался президент.
Конкретизировать «врагов Украины» Зеленский не стал, хотя под такое определение подпадает бесчисленное множество как украинских, так и зарубежных персоналий. Но самое главное, президент не пояснил, какими способами эти многочисленные «враги» мешают делу кредитования со стороны МВФ.
Впрочем, главная проблема «разоблачительного» заявления украинского лидера связана не с отсутствием важных деталей, а с весьма спорным утверждением о выполнении всех требований МВФ. Ведь в самом фонде, а также в других международных структурах имеются серьезные претензии к ходу исполнения обязательств со стороны Украины. Вот что об этом недавно писали в издании Bloomberg: «Перспектива дальнейшего финансирования МВФ… тускнеет. Фонд обеспокоен нанесением ущерба антикоррупционной программе Украины и независимости центрального банка».

Одна из ключевых формальных претензий к выполнению требований фонда действительно связана с антикоррупционной политикой. Речь идет о недавнем постановлении Конституционного суда Украины о якобы незаконном назначении на должность руководителя Национального антикоррупционного бюро (НАБУ) Артёма Сытника, который возглавлял ведомство начиная с 2015 года. Сытник прославился тем, что вёл расследование громких коррупционных дел. Например, расследование схемы «Роттердам+», мастерски выстроенной Ринатом Ахметовым при покровительстве Петра Порошенко. Или схемы по отмыванию бюджетных средств через «Приватбанк» Игоря Коломойского. Кстати, расследование махинаций днепропетровского олигарха представляло для МВФ огромный интерес в свете того, что олигарх не оставляет попыток вернуть ранее национализированный «Приватбанк». А сохранение банка за государством по сути является базовым условием ныне действующей кредитной программы, и самый простой способ решения этой задачи – отправить Коломойского за решетку, или хотя бы вынудить его покинуть страну под угрозой уголовного преследования.

Стало быть, за перетряхиванием НАБУ может стоять Коломойский, который лоббирует прекращение следствия по этим эпизодам коррупции, чем изрядно досаждает МВФ. Потому как в украинских реалиях похоронить даже такое громкое расследование – не проблема, учитывая, что не так давно рассыпалось многообещающее дело вышеупомянутой «Роттердам+».

Вторая серьезная претензия, вызвавшая у МВФ не меньшее раздражение, касается перестановок в руководстве Нацбанка. Прошедшим летом с подачи Владимира Зеленского в отставку ушел глава регулятора Яков Смолий и ряд высокопоставленных чиновников. История оказалась проблемной в силу того, что от ушедшего Смолия президент требовал девальвации гривны, на что банкир идти категорически отказывался. Что неудивительно, учитывая, что некогда именно Смолий на посту заместителя Валерии Гонтаревой отправлял гривну в свободное плавание и хорошо знает, чем это чревато. Тем более, что в текущей экономической ситуации, осложненной коронавирусной пандемией, последствия могут быть гораздо хуже. Это прекрасно понимают в МВФ, а потому одним из условий продолжения кредитования явилось именно сохранение в Нацбанке команды «стабильной гривны», которую фонд выстраивал начиная с 2016 года.

Но бюджету, который трещит по швам весь 2020 год, — как воздух нужна девальвация. А единственной альтернативной ослабления гривны могли бы стать дополнительные средства от МВФ. Однако на исключительные условия в отношении Киева фонд не пошел, еще весной заявив о том, что из-за кризиса в текущем году выстроилась очередь из десятков стран, претендующих на финансовую помощь. В итоге фонд перечислил Киеву только один транш и выкатил новые требования и претензии по некоторым действиям властей. На этом фоне попытки Зеленского «сыграть» на нестареющей теме внутреннего и внешнего врага – кажется весьма жалкой. МВФ едва ли растрогали заявления о том, что некие «темные силы» вставляют президенту палки в колеса.

А между тем, экономическая ситуация требует незамедлительных действий: либо свежих валютных вливаний, либо включения печатного станка. Ситуацию с новыми займами осложняет то обстоятельство, что к воле МВФ привязаны решения других кредиторов – это и программы Всемирного банка, ЕБРР, МБРР, а также программы макрофинансовой помощи Евросоюза. В сумме это порядка 3 миллиардов долларов. Без этих денег исполнить бюджет на 2020 год невозможно, и, собственно, из расчета этих источников он и верстался. Поэтому у Киева остается два варианта: оперативно исполнить все требования кредиторов и понадеяться на чудо в виде, скажем, победы Джо Байдена на грядущих выборах, что могло бы ускорить этот процесс. Либо придется запускать печатный станок на полную мощность. Но этот сценарий крайне опасен из-за того, что из украинского печатного станка за прошедшие пять лет уже выжали все, что можно, и все, чего делать не следовало, вроде агрессивной эмиссии гривны под бесконечные выпуски ОВГЗ. Ну а после запуска печатного станка остается рассчитывать лишь на чистое везение, ведь эта история может завершиться дефолтом и экономическим обвалом пострашнее, чем в 2014-2015 годы.