Последний ковидодиссидент Европы. Станет ли коронавирус приговором Лукашенко?

Статьи
Последний ковидодиссидент Европы. Станет ли коронавирус приговором Лукашенко?

Сегодня истекает срок «народного ультиматума», который лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская выдвинула действующему президенту Александру Лукашенко. Если он не уйдёт добровольно в отставку до полуночи, уже завтра оппозиционеры грозят тотальной забастовкой.

Насколько эти планы серьёзны и осуществимы? Сейчас можно сказать лишь, что протесты оказались гораздо масштабнее и продолжительнее, чем можно было подумать. В конце концов, у части населения страны желание убрать Лукашенко сильно уже не одно десятилетие. После президентских выборов 2010 года на улицах Минска тоже было жарко, даром что выборы проходили 19 декабря, но протесты утихли буквально за несколько дней. Сейчас же волнения продолжаются уже два с половиной месяца, и позиции власти отнюдь не кажутся незыблемыми.

Почему именно в этом году переизбранию Лукашенко препятствуют столь активно? Тут есть несколько факторов, каждый из которых сыграл свою роль.

За десять лет новые технологии сделали гигантский скачок вперёд. Стало гораздо проще организовать коммуникацию между крупными группами населения, удерживать её, контролировать и оперативно менять тактику и стратегию действий. Самые разные мессенджеры позволяет лидерам оппозиции и группам протестующих находиться в постоянном контакте друг с другом, даже, несмотря на постоянные отключения интернета по всему Минску в дни митингов.

Влияние погоды также нельзя переоценивать. Если в 2010 году выборы состоялись 19 декабря, то на этот раз 9 августа. А это, согласитесь, две большие разницы. Это только украинские рагули любят помайданить поздней осенью-зимой, когда урожай на огородах уже собран, и кроме как скакать на площадях, особо интересных занятий и не предвидится. В том же Минске большая часть выходящих на акции протеста по воскресеньям явно крепко задумалась бы о целесообразности митингов по морозу и пронизывающему ветру.

Ну и сам Лукашенко явно сдаёт. Реально складывается впечатление, что он сам решил выстрелить себе в ногу, дополнительно «драконя» своих оппонентов глупой и нецелесообразной ложью там, где ну никакого стратегического обоснования для лжи и быть не может. В конце концов, протесты в Минске существенно отличаются от киевского Майдана хотя бы тем, что для большинства противников Лукашенко нет особой разницы, кто станет его преемником. Формальные лидеры у протестов, конечно, есть — это три женщины — Светлана Тихановская, Мария Колесникова и Вероника Цепкало, но их последователи консолидируются в первую очередь не вокруг личности оппозиционерок, и даже не вокруг сидящих в тюрьме оппозиционеров-супругов Тихановской и Цепкало, а вокруг простой идеи — президент заврался. Лукашенко могли бы простить посаженных оппозиционеров. Лукашенко даже могли бы простить эти катастрофически смешно выглядящие 80% голосов на выборах. Как говорится, не впервой. Но когда президент играет с вопросами жизни и смерти — это дополнительно радикализирует толпу.

С самого начала разговоров о коронавирусе Лукашенко отметился рядом очень неоднозначных заявлений. И про «Видишь вирус? Вот и я не вижу. Значит его нет». И про «трактор, хоккей и водку», как панацею от любой болезни. И про «У нас чисто от коронавируса ни один человек не умер». Официальная статистика белорусского Минздрава вызывает только грустную усмешку — если ей верить, то к настоящему моменту в Белоруссии, не принявшей никаких карантинных мер, от последствий вируса умерли 953 человека, при шести с лишним тысячах умерших в соседней Украине, и уже более чем двадцати шести тысячах умерших в Российской Федерации. Более того, по сообщениям Минздрава РБ, за четверг в стране не зафиксировали ни одной смерти от ковида, хотя в остальных странах Восточной Европы вторая волна идёт полным ходом, и счёт ежедневных жертв достигает сотен человек.

Естественно, в век интернета такая «статистика» мало кого может обмануть. Сообщения о массовых смертях от пневмоний находятся в открытом доступе. По некоторым сообщениям только в апреле-июне этого года смертность в Белоруссии превысила средние показатели за предыдущие годы на пять-шесть тысяч. Диагностировать ковид медикам запрещали, и всех умерших записывали в скончавшиеся от сердечно-сосудистых заболеваний и болезней кровообращения. С помощью таких манипуляций со статистикой Лукашенко серьёзно подпортил свой имидж и растерял значительную часть сторонников.

Именно совокупность всех этих факторов и привела к сегодняшнему ультиматуму. Что будет твориться сегодня на минских улицах? Будет ли радикализация протеста неизбежной? Или наоборот, белорусы поймут, что подошли к «красной черте», и не рискнут погружать страну в хаос? Ответы на все эти вопросы узнаем уже в ближайшие часы.