Из аптек России пропали лекарства, помогающие при коронавирусе. Виноваты олигархи?

Статьи
Из аптек России пропали лекарства, помогающие при коронавирусе. Виноваты олигархи?

Из аптек России пропали лекарства, помогающие при лечении коронавируса. Дексаметазон, азитромицин, таваник (действующее вещество левофлоксацин) и другие препараты не найти днём с огнём. Покупатели возмущаются, эксперты говорят, что во всём виноваты олигархи, продавившие систему маркировки лекарств в разгар эпидемии.

Российские СМИ попробовали приобрести препараты из рекомендованного антиковидного списка: «Курантил», «Таваник», дженерик левофлоксацин производства России, Индии или Турции, антикоагулянт «Ксарелто». В сетях уже давно отсутствует фирменный препарат «Таваник», однако российский левофлоксацин, который выписывают при пневмонии, был еще в начале недели. Когда он появится в наличии, в аптеках не сообщили. «Курантил» можно было приобрести только в одной из аптек сети. На складе тоже препарата нет. В аптеках сети «Столички» «Курантила» и «Таваника» также не оказалось.
Даже в крупнейшем интернет-ритейле Аптека.ру не осталось ни одной пачки левофлоксацина.

Так выглядит сайт «Аптеки.ру» в сети

«Вы про дефицит лекарств в России напишите! Я вчера не мог купить антибиотик вообще, мне доставляли вчера друзья из личных запасов с юга Москвы. Каким то чудом с прошлого года осталось 8 таблеток левофлоксацина. Это пц какой-то — в Москве не купить антибиотик! Даже отечественный. Такого не было никогда. Ни левофлоксацин, ни азитромицин. Я вчера 4 часа потратил на аптеки — по нолям. Слышу, что «нет Таваника». Но «Таваник» — это ФИРМЕННЫЙ ПРЕПАРАТ, поставки которого давно не осуществляются. Но нет и аналогов! Аналог на 5 дней я успел купить неделю назад. Кто ж знал, что в столице могут пропасть самые обычные таблетки. Тут невольно порадуешься, что пневмония пришлась на начало октября. Сейчас лечиться было бы просто НЕЧЕМ», — пишет читатель «Антифашиста» из Москвы.

Терапевтам приходится назначать аналоги исчезнувших препаратов. Когда это возможно. Но некоторые препараты заменить практически нечем. С такой ситуацией система столкнулись впервые, говорит врач-терапевт Людмила Лапа.

«Пожилая женщина, мы не можем ничем убрать ей температуру. Если бы у нас был тот же «Метипред», мы бы этот вопрос решили очень быстро. Он положен и по диагнозу, и по всему, а мы не можем убрать температуру 39,9 уже неделю. Такого же не может быть. Нет, например, гормонов. Это вообще катастрофа. Это же для многих жизненно важное лекарство, особенно для аутоиммунных больных, больных ревматоидными артритами. А их просто в продаже нет», — рассказывает доктор «BFM».

Причин внезапного исчезновения лекарств в разгар эпидемии коронавируса и других сезонных болезней эксперты называют несколько. Первая – это, конечно же, ажиотажный спрос населения. И ладно бы, таблетки покупали люди, которые действительно больны. Но в нашем случае речь идёт о том, что население запасается лекарствами впрок, по принципу, «а вдруг пригодится». Ажиотажный спрос смёл препараты с полок аптек, но их же можно пополнить, спросит читатель? Оказалось, что нет. И вот почему.

С 1 июля 2020 года в России вступила в силу система маркировки лекарств. В настоящий момент сбой в системе привёл к проблемам: она не работает и подолгу зависает. И сотни тысяч упаковок стоят, нерастаможенные, или не могут покинуть склады производителей. Издание «Фармацевтический вестник» описывает ситуацию так: в результате сбоя системы маркировки были утеряны данные об уже загруженных товарах, а восстановить удалось только 40% информации. То есть физически лекарства есть, но они лежат на складах. Если данные о препаратах нельзя ввести в систему, то и продавать их нельзя. В противном случае можно получить штраф в 300 тысяч для юрлица или вообще лишиться лицензии. Аптеки перестраховываются и закупают разрешенные препараты со старой маркировкой. Но такие лекарства почти закончились.

Цель введения маркировки изначально была вполне благая: предполагалось, что система сделает невозможной неуплату налогов и продажу поддельных лекарств. С этой целью на каждую упаковку клеится уникальный контрольный идентификационный знак (КИЗ) с криптохвостом в 14 знаков. Равнение держали на Европу – там действует примерно такая система. Практика показала, что система такая, да не совсем, есть принципиальная разница. В Европе соответствующая сеть построена по принципу блокчейна, а QR-код наносит сам производитель. Это открытая система с множеством операторов. В России система централизована. И поэтому при каждой трансакции — от производителя к дистрибьютору, от дистрибьютора к складу, от склада к аптеке, от аптеки к покупателю — надо получить и оприходовать цифровой паспорт каждой пачки лекарства и получить из единственного места — из ЦРПТ. Серверы не выдерживают нагрузки и виснут. Получается, что физически товар дошел. А в цифровом виде товар ещё не дошел. И физически он есть на складе. А в цифровом виде его нет.

В России продается 5 миллиардов упаковок лекарств в год, и с 1 июля 50 копеек с каждой упаковки поступают ООО «Оператор-ЦРПТ», который принадлежит Алишеру Усманову, «Ростеху» и компании венчурного капиталиста Александра Галицкого, среди пайщиков которого, по его собственным словам, есть Александр Удодов, пишут российские СМИ. Именно эти люди не справились с новыми условиями продажи лекарств.

Проблемы в системе начинаются с момента производства. Олег Жеребцов, владелец фармацевтической компании «Гротекс», рассказывает, что для того, чтобы получить коды, «мы должны заплатить деньги, скинуть много миллионов рублей накануне. И после этого они нам должны коды выдавать по запросу. А система не выдает. Она виснет. Выдает с задержкой».

У Жеребцова на заводе стоит 27 линий, и на оборудование для маркировки он потратил, по его словам, 360 млн руб. Он нанял 50 человек, которые просто сканируют коды: но дело не в этом, а в том, что система зависает. «Вы представляете, — говорит Жеребцов российским СМИ, — что такое, если линия зависает на три часа? Это как три часа не работает аэропорт». «Я думал, с 1 июля и при ковиде у них рука не поднимется внедрить эту недоделанную систему, — говорит Жеребцов. — Нет, ни фига. Продавили».

По оценке Дмитрия Руцкого, владельца группы компаний «Аптечные традиции», сейчас в России могут простаивать до 30% фармакологических мощностей.

Однако простои производителей — только начало проблемы. После того как производитель всё-таки отправил товар дистрибьютору, дистрибьютор опять-таки не имеет права распоряжаться товаром до тех пор, пока не получит КИЗов из ЦРПТ. И система опять висит. «Мы должны запросить КИЗы не у производителя, а в Москве, через ЦРПТ, — говорит Аделя Кальметьева, генеральный директор аптечной сети «Фармленд». — А система висит. Фура, которую мы раньше обрабатывали полчаса, мы теперь обрабатываем трое суток».

Но и это еще не конец, потому что после того, как дистрибьютор отправляет упаковку в аптеку, каждый провизор, который пробивает пачку лекарства, снова должен связываться с ЦРПТ. «Кому пришла в голову эта бредовая идея? — говорит Кальметьева. — Они понимали, какое будет количество трансакций? Они понимали, что к ним будут обращаться 60 тысяч аптек? А внутри мы не можем в аптеке чек пробить, если КИЗ неправильный. И так по всей России! Я уже 25 лет этим занимаюсь — но такого у меня никогда не было. Ну чтобы до такого абсурда все довести!»

Заместитель генерального директора по связям с общественностью и маркетингу разработчика системы маркировки ЦРПТ Реваз Юсупов признаёт, что сбой в системе имел место быть, однако, только 30 сентября, и большого влияния на аптеки он не оказал.

«В системе маркировки нет блокирующего режима, который бы запретил аптеке его продавать. Технически новых сложностей никаких не возникло, и как раз с производителями сейчас нет проблем. Сбой в системе маркировки случился 30 сентября. Он был связан с техническими аспектами, документы никакие не потеряны», — заявил он «BFM». В том, что лекарства пропали из аптек, разработчик системы маркировки винит сами аптеки и повышенный спрос на препараты со стороны граждан.

В Госдуме уже предложили систему маркировки и штрафов за её отсутствие на период ковида отменить. Депутаты от ЛДПР предложили ввести временный мораторий на введение системы мониторинга движения лекарственных препаратов и штрафы аптекам за нарушения в предоставлении соответствующих сведений до стабилизации эпидемиологической обстановки и функционирования системы маркировки, соответствующее письмо парламентарии направили вице-премьеру Татьяне Голиковой.

«Просим Вас, уважаемая Татьяна Алексеевна, рассмотреть возможность введения временного моратория на применение системы МДЛП в период роста заболеваемости коронавирусной инфекцией и сезонного всплеска ОРВИ до момента устойчивой эпидемиологической обстановки и стабильного функционирования системы МДЛП», — цитирует письмо РИА Новости.

Также парламентарии предлагают отменить уже вынесенные штрафы аптечным организациям, отдельным сотрудникам, не применять новые административные санкции за нарушение порядка и сроков предоставления сведений, а также предоставление неполных или недостоверных сведений в систему.

«Очевидно, что нынешний процесс маркировки работает крайне нестабильно. Этот еще не отлаженный механизм идет вразрез с эпидемиологическими реалиями в России. Ситуация по регионам близка к катастрофической. Все необходимые медикаменты присутствуют на складах поставщиков лекарственных препаратов, но их просто не могут реализовать аптекам ввиду проблем с новой системой маркировки», — сказала РИА Новости одна из авторов обращения депутат Госдумы Елена Строкова. «Считаю, что сейчас нам просто необходимо ввести этот мораторий. В противном случае мы не решим проблему с нехваткой антибиотиков и противовирусных средств. Промедление в этом вопросе ставит под угрозу здоровье всех граждан России», — подчеркнула Строкова.