Денис Буконкин: Макрон бы не хотел превращения Белоруссии в Украину. Но мнение Литвы и Польши сейчас перевешивает

Статьи
Денис Буконкин: Макрон бы не хотел превращения Белоруссии в Украину. Но мнение Литвы и Польши сейчас перевешивает

23 сентября состоялась инаугурация президента Белоруссии Александра Лукашенко. На следующий день Брюссель сделал официальное заявление, вновь подчеркнув, что ЕС отказывается признавать Лукашенко легитимным президентом республики.

Между тем, по оценке президента Франции Эммануэля Макрона, ситуация в Белоруссии несёт риск «нового разлома» в Европе. О том, что вызывает у Парижа опасения, и к чему приведёт упорство ЕС в непризнании легитимности Лукашенко, в интервью «Евразия. Эксперт» проанализировал директор общественного объединения «Центр изучения внешней политики и безопасности», белорусский политолог Денис Буконкин.

— Денис Алексеевич, инаугурация президента Беларуси Александра Лукашенко состоялась без предварительного анонсирования. Почему инаугурация была проведена именно сейчас? Станет ли официальное вступление в должность Лукашенко новым поводом для протестов в республике?

— Вступление в должность вряд ли станет новым поводом. Поводов и так достаточно: в частности, возвращение на улицы силовиков и новые случаи насилия, что отвратительно. В том, что всё прошло без предварительного анонсирования, я видел добрый знак того, что власти всё-таки не хотят дальнейшей эскалации ситуации, дальнейшего роста протестов. Поэтому инаугурация и прошла без помпы и большого собрания людей.

Лукашенко остаётся президентом Беларуси до 5 ноября, поскольку только тогда истекает срок его предыдущих полномочий. Нельзя говорить о том, что до этого времени кто-то будет кричать, что, проведя инаугурацию, Лукашенко стал президентом. У него есть ещё достаточно значимый кусок времени. А то, что инаугурация была проведена именно сейчас — у него было время до 9 октября, поэтому достаточно логично, что инаугурация произошла именно в 20-х числах сентября.

— Глава дипломатической службы Евросоюза Жозеп Боррель сделал заявление, что ЕС не признаёт «мандат, на который претендует Лукашенко» демократически легитимным. Почему ЕС не признаёт легитимность Лукашенко?

— Данная позиция является достаточно последовательной в Евросоюзе. Беларусь была готова к ней, поскольку это всё тянется ещё с момента выборов и с момента массовых протестов, которые мы наблюдаем на протяжении всего этого времени. Вместе с тем, не признавая легитимность действующего главы государства, Брюссель оставляет канал для переговоров против Александра Лукашенко. Они инициировали введение санкций, и здесь Евросоюз использует непризнание легитимности Лукашенко де-юре, то есть де-факто с ним и с белорусскими властями будет продолжаться диалог.

В то же время будет непризнание любых юридических соглашений, которые будут заключены Лукашенко. Это принесёт определённые трудности для Беларуси, но из этой ситуации есть выход, и ЕС по-прежнему оставляет окно возможностей для того, чтобы вернуться к нормализации отношений.

— Боррель также отметил, что «ЕС пересматривает свои отношения с Беларусью». Что означает данное заявление? Как теперь будут выстраивать диалог Брюссель и Минск?

— Если не будет признана легитимность, это будет означать сворачивание многих соглашений, сворачивание де-факто технической помощи, которая шла по линии Нацбанка. В дальнейшем это будет, скорее всего, означать непризнание легитимности любых дальнейших соглашений. Это остановит переговорный процесс по улучшению правовой базы между ЕС и Беларусью, в том числе и те самые приоритеты партнёрства, которые мы не могли заключить на протяжении нескольких последних лет. На данный момент маловероятно, что они будут заключены.

— При каких условиях ЕС сможет пересмотреть данное решение?

— При условии, что белорусские власти кроме анонса действительно запустят процесс реформирования конституции, а после запустят процесс новых выборов, которые бы легитимизировали белорусскую власть в глазах ЕС. Я имею в виду и новые парламентские, и новые президентские выборы, но в первую очередь, конечно, [должен пройти] референдум по изменению конституции.

— 22 сентября в ходе своего выступления на сессии Генеральной ассамблеи ООН президент Франции Эммануэль Макрон назвал ситуацию в Беларуси риском «нового разлома на нашем континенте». Почему он так высказался?

— Макрон просто отталкивается от ситуации на Украине, которая нанесла значительный ущерб, в том числе отношениям России с Евросоюзом и стала «чёрной дырой», которая вытягивает значительные материальные средства из ЕС. На данный момент Евросоюз от этого не получил ничего, кроме проблем. В этой связи Макрон не хотел бы, чтобы в этом же регионе возникла ещё одна линия, по которой потребуется введение очередного витка санкций.

На данный момент Россия чётко придерживается своих союзнических обязательств, а значит, это будет очередной виток осложнений отношений с Россией, которая является крупнейшим поставщиком энергоресурсов для ЕС. Всё это может снова значительно усложнить жизнь для ряда европейских стран. Поэтому Макрон, конечно же, не хотел бы видеть подобного сценария развития ситуации вокруг Беларуси.

Необходимо отметить, что есть и страны-лоббисты, которые выступают за наиболее жёсткий режим по отношению к Беларуси, и которые отстаивают необходимость введения новых санкций и достаточно жёсткого отношения к официальным лицам Беларуси (в том числе, Польша и Литва). На данный момент они имеют серьёзное преимущество в этом плане и играют лидирующую роль в выработке антибелорусской повестки в ЕС.

— От каких стран Беларусь может ожидать поддержки и признания легитимности?

— Скорее всего, Беларусь может рассчитывать на Россию и КНР. С высокой долей вероятности можно ожидать поддержки и от арабских стран, с которыми у Беларуси традиционно хорошие отношения. Вполне возможно, что достаточно осторожную позицию в отношении Беларуси займут те страны европейского континента, с которыми у Беларуси традиционно были самые хорошие отношения. Здесь я имею ввиду Молдову или Венгрию, которые выступают всё-таки за развитие диалога с Беларусью.

— 23 сентября в интервью словацкому изданию президент Украины Владимир Зеленский спрогнозировал «сотни тысяч беженцев из Беларуси в страны Европы» из-за политической ситуации в республике. На чём основывается заявление Зеленского?

— Это традиционная позиция Украины, которая подарила сотни тысяч, если не миллион беженцев Европе. По всей видимости, он прогнозирует точно такую же ситуацию в Беларуси, поскольку Украине очень тяжело сдержаться от проведения прямых параллелей, хотя ситуация в Беларуси совсем не напоминает ситуацию на Украине. У нас нет никакого военного конфликта, а внутри страны нет ни сепаратистов, ни каких-либо серьёзных общегражданских разломов, по которым можно было бы провести параллель, и которые заставили бы людей покидать свои дома, уезжать из страны и так далее.

Вместе с тем необходимо отметить, что в Беларуси эти протесты должны всё-таки стать поводом для проведения реформ и каких-то значимых изменений внутри страны, поскольку та система, которая существовала до этого в Беларуси, продемонстрировала довольно низкую способность качественно реагировать на кризисы. Нам надо каким-то образом искать выход из этой кризисной ситуации путём общегражданского диалога, в том числе для того, чтобы вернуть себе не только внутриполитическую, но и международную легитимность. В принципе, это вопрос ближайшей перспективы.

— Сейчас о большом количестве беженцев говорить не приходится?

— На данный момент даже в Литву с просьбой о политическом убежище обратилось порядка 11 человек, то есть о сотнях и тысячах беженцев из Беларуси в данный момент говорить преждевременно. Украинский президент просто выдаёт желаемое за действительное. Я сомневаюсь, что действительно большая волна беженцев хлынет из Беларуси в страны Евросоюза, тем более учитывая, что на данный момент есть большие надежды на геополитические изменения.

Беседовала Мария Мамзелькина

Источник