Смерть террориста — отмазка Зеленского или предупреждение Авакова

Статьи
Смерть террориста — отмазка Зеленского или предупреждение Авакова

Десятидневная поимка так называемого «полтавского террориста» Романа Скрипника, закончившаяся его ликвидацией, по идее и задумке ликвидаторов из Нацполиции Украины должна была бы поставить многие точки над «i». Но, увы, не поставила. Наоборот — породила новые вопросы.

И я сейчас намеренно опущу вопросы, главные для общества – о судьбе любого, в том числе, политического террора в Украине и о готовности правоохранительных органов с ним бороться и ему противостоять. Ответы на них зависят напрямую от двух должностных лиц в Украине – президента Владимира Зеленского и главы МВД Арсена Авакова. Первый – Зеленский — из них, по мнению многих, вообще «родил» этого 31-летнего Скрипника, «полтавского рэмбо» и любителя террора. Тем, что буквально накануне пошел на уступки другому – «луцкому» — террористу Максиму Кривошу, которые более 12 часов удерживал 13 заложников в захваченном автобусе прямо посреди вокзальной площади Луцка.

Кривош, желающий, чтобы его называли «Максом Плохим», отпустил заложников, вышел из автобуса и долго искал, кому бы ему «добровольно сдаться». Правоохранители, похоже, не ожидали от него такой «дерзости» и не спешили «героически его обезвреживать» без эффектной стрельбы и демонстрации «собственного мужества. Но пришлось, что только подтвердило весь постановочный характер «луцкого террора», который должен был показать, что в Украине есть один человек, способный победить террор, и это глава МВД Арсен Аваков.

Но Кривош «Плохой» потом вообще «смазал картинку» — заявил в суде, что сдался не потому, что это был договорняк, а только потому, что с ним поговорил по телефону и выполнил его требование только Зеленский. Единственный из всех, к кому апеллировал террорист. Зеленского немедленно обвинили в том, что он своей уступкой открыл «ящик Пандоры украинского террора»: мол, теперь появятся сотни последователей Кривоша, которые начнут требовать разговоров президента и удовлетворения своих хотелок. Через день в Полтаве так, собственно, и случилось: вор, автоугонщик, наркоман и при этом ветеран АТО/ООС Скрипник захватил заложника и тоже решил «усовершенствовать жизнь в нэньке» и свою лично именно таким способом. Он выдвинул главное требование — не сажать его в тюрьму за угон автомобиля.

И вот теперь защитник Зеленского кинули дружно «отмазывать» шефа: дескать, с «луцким террористом» президент действовал гуманно – хотел спасти жизни заложников любой ценой. А вот с полтавским аналогом он показал, что власть «по-прежнему не ведет никаких переговоров с террористами». Ликвидация террориста Скрипника, по мнению апологетов президента, вновь возвращает его, «мальчика Зе», в ранг настоящих державных мужей. Даже мужчин, твердых, решительных и безжалостно-непреклонных к любым преступлениям против человека.

Когда все отсмеялись над потугами политтехнологов «команды Зе» придать «мужскую мужественность» своему нелепому игроку гениталиями на рояле, появилась другая версия, которая выглядит гораздо правдоподобнее, нежели «пропрезидентская». Смерть «полтавского террориста» — это суровое и беспощадное предупреждение Авакова всем, кто впредь посмеет «наезжать» с оружием в руках на него и на любого из полицейских подчиненных.

Скрипник ведь что сделал? Он по очереди захватил в заложники трех полицейских. Сначала того, ко то хотел арестовать его за угон авто. Потом он обменял этого беднягу на главу Полтавского областного угро Валерия Шияна, долго катался с ним на автомобиле а потом где-то оставил перед лесом и сам скрылся. Третьим заложником в форме Нацполиции оказался полицейский, который и обнаружил «террористическую пропажу» через 9 дней на хуторе близ Диканьки. И этого «героя» террорист захватил, угрожая гранатой.

Вот Аваков послал под Диканьку спецназ КОРДА и отдал приказ «мочкануть наглеца». Снайпер из «орлов Авакова», как видим, не промахнулся. Но обращает на себя внимание тот факт, что впервые так решительно и безжалостно Аваков действовал еще весной 2014 года сразу после госпереворота. Тогда один из «хероев майдана» и лидеров «Правого сектора» Александр Музычко, ныне уже подзабытый а тогда, как все говорили, «легендарный» Сашко Билый, публично пообещал, что повесит Авакова на воротах. И при этом грозно, как всегда, потряс перед телекамерами укороченным автоматом Калашникова.

Закончилось все плохо. Для Сашко Билого. Аваков ответил, и его «орлы» из спецназа обнаружили бандита в придорожном генделыке у него на малой родине, окружили со всех сторон, и Сашко пришлось связывать себе руки за спиной, выпрыгивать в окно и дважды стрелять себе в район беспокойного сердца. «От безысходности и неотвратимости наказания», как скажут потом его героические победители. А знатоки шептались: «А не надо было Авакова так нагло злить. Сам пиз…л и допиз…ся».

И многие в это верят до сих пор. А Аваков, похоже, делает все, чтобы в его безжалостность по-прежнему верили. Он предупреждает всех любителей поиграть с ним в «войнушку», что не надо этого делать. А заодно и сигнал Зеленскому посылает: вот видишь, мол, господин президент, кто тут сила на самом деле.

Развитие печальных событий с террором, если они, не дай Бог, продолжаться в Украине, покажут, кто был прав – сторонники Зеленского или «орлы Авакова» вместе с ним самим. Но заставляет задуматься еще один странный факт в деле «полтавского рэмбо»: почему его ликвидировали так, что он него остались только кусочки? Ведь когда его окружили, то он отпустил заложника и тот отбежал в сторону, а вот преступника разорвало гранатой. Может, для того, чтобы потом родственникам трудно было идентифицировать в погибшем именно Скрипника? Может быть, мы опять дело имеем с очередным симулякром-договорняком, призванным показать силу Авакова и предупредить его недоброжелателей, а сам «террорист» исполнил свою роль, погонял полицейских по лесу, показав их почти полный непрофессионализм и беззубую импотентность в исполнении служебных обязанностей, а теперь скрылся и отдыхает от «трудов праведных»?

После «убийства Аркадия Бабченко» и «луцкого террориста» в Украине ведь все возможно. Но с другой стороны, борьбы за власть в Украине подходит к такой точке кипения, что ее участникам уже не до шуток. Вполне может начаться литься реальная кровь. Так что полтавского Скрипника могли убить по-настоящему. В борьбе-то за корыто и кормушку власть предержащим людей не жалко. Да и за Аваковым как-то раньше не замечали такой «благородной благодарности», как в деле Скрипника. К тому же, зачем ему лишние свидетели? Разве что для нового подобного «теракта»?