«Пока тут тихо. Но надолго ли их хватит?» Жители прифронтовой части Донецка рассказали «Антифашисту» о нынешнем перемирии

Статьи
«Пока тут тихо. Но надолго ли их хватит?» Жители прифронтовой части Донецка рассказали «Антифашисту» о нынешнем перемирии

Несколько дней подряд в Донбассе действует перемирие. И пока радикалы в Киеве требуют продолжения войны и бесконечных потоков крови, обвиняя президента Зеленского в измене и капитуляции, жители прифронтовых районов Донецка могут вздохнуть чуть свободнее – на этой неделе им не так страшно выходить на улицу утром и засыпать в своих домах по ночам. «Антифашист» в эти дни побывал в двух самых горячих точках западной окраины Донецка – поселках Трудовские и Старомихайловка, чтобы узнать, как живёт и на что надеется мирное население у самой кромки фронта.

Старомихайловка. Страшное прошлое и Россия в будущем

Вера Викторовна и Александр Анатольевич вместе с девятилетней внучкой Настей живут на улице Пионерской в Старомихайловке. Они встречают нас, сидя на новой уютной лавочке за двором. «Вот лавочку поставили, хоть чем-то себя решили порадовать», — рассказывает Александр Анатольевич. Он ходит с палочкой – отработав в шахте и выйдя на заслуженный отдых, не стал сидеть дома, а решил продолжить работу в колхозе. В 2003 году там случился большой пожар, мужчина сильно повредил ногу. «Нога у него вся погорела: сухожилия, вены, хотели ампутировать. Но мы упросили врача не делать этого. Он согласился, и потом даже сделал диссертацию на его ноге», — рассказывает Вера Викторовна.

Всю жизнь они прожили в Старомихайловке, не покинули её и в войну. «Страшно было не то слово как, — рассказывает Вера Викторовна. – Дед ногу поломал, лежал в больнице, а я одна дома была. Снаряды летали над головой, так страшно было! У соседа в дом попало, нам три или четыре раза попадало тоже, стоишь, трусишься, одна дома, страшно очень».

— К нам шесть раз попадало, — поправляет бабушку маленькая Настя.

Последний «прилёт» семья запомнила особенно – в тот день они чуть было не лишились всего нажитого за всю жизнь имущества. «Это было в 2017 году, часов 9 вечера было. Я прибрала в летней кухне, зашла в дом уже ко сну готовились. Включила компьютер перед сном почитать интернет. Сначала исчез свет. Потом смотрю, в окнах пламя отражается. Выскочила в огород – зажигательный снаряд попал в маленький сарайчик, от него пошло возгорание на беседку, потом перебросилось всё на крышу дома. И сделать ничего нельзя! Я зашла в кухню, говорю, дед, выходи, мы горим!», — рассказывает женщина.

Обстрел не прекращался, пока пожарные прорвались – сгорела крыша дома, кухня, беседка, хозпостройки во дворе и огороде. «Пожарные только головёшки раскидали и уехали», — вздыхает Вера Викторовна.

Дом пришлось восстанавливать за свой счёт, республика в лице депутата Константина Кузьмина помогла только шифером. «У него был приём в поссовете, мы пришли, рассказали о нашей беде, говорим, помогите хоть шифером нам. И он помог. Остальное всё сами делали», — говорит женщина.

Ужас той ночи отразился на здоровье Веры Викторовны – начался диабет, проблемы с давлением и боли в спине. «Вся пенсия теперь уходит на лекарства», — рассказывает она.

Девятилетняя Настя всю свою маленькую жизнь живёт на войне, но до сих пор её приводят в ужас взрывы снарядов. «Только где-то даже вдалеке стукнут, она домой бежит, вся трусится, ушки руками закрывает! Как она боится этого всего – это ужас», — рассказывает бабушка.

Настя

«Так кто же не боится, — подхватывает разговор Александр Анатольевич. – Мне уж сколько лет, а до сих пор всего этого боюсь! К этому нельзя привыкнуть. Это очень страшно. Казалось, что всё вроде бы поутихло. Но пару недель назад, до перемирия этого, снова был сильный обстрел. Два дома опять разбили на нашей улице».

«Не дай Бог кому пережить такое, как мы все эти годы здесь. Врагу не пожелаешь этого всего!», — в одни голос эмоционально говорят супруги.

Они очень надеются на перемирие, на то, что, может быть, просто может быть, ад этих шести лет войны, наконец, завершится. Своё будущее, будущее детей и маленькой внучки Насти, они видят только в России. Об Украине и слышать не хотят. «Там самим украинцам не сладко живётся, что нам там делать. Да и их нацики нас просто зачистят всех, если сюда зайдут. Только в Россию», — говорят супруги.

Лена

Лене 42 года. До войны она работала экономистом на Красногоровском огнеупорном заводе. С началом войны жизнь женщины круто изменилась. Маленькая дочь Диана (тогда ей было всего шесть) очень боялась обстрелов, и категорически не хотела оставаться дома одна. Мать не могла бросить дочь, а потому о работе в Донецке на аналогичной должности не задумывалась – да и выехать из посёлка, ставшего тогда эпицентром боёв, на работу просто бы не вышло. Женщина была вынуждена устроиться техничкой в местную школу.

В страшные первые годы войны от обстрелов они укрывались в подвале своего дома. «Били каждый день, куда только не было попаданий у нас – в огород, во двор, рядом со двором, окна выбиты, дверь выгнута была взрывной волной, весь дом посечен осколками. Мама приезжала ко мне из Тельмановского района в гости, мина разорвалась совсем рядом с ней, очень страшно было», — рассказывает Лена и начинает плакать…

А один раз с Леной и её дочерью случилось настоящее чудо. Они шли вдвоём по улице, когда начался обстрел. «Ни деревца, ни кустика вокруг, — плача, рассказывает женщина. – Снаряды рвались прямо над головой и ложились вокруг нас, осколки летели во все стороны, а спрятаться совсем негде было! Диана стала громко молиться – и обстрелы ушли в сторону, а потом полностью прекратились. Это самое настоящее чудо!».

Теперь Лена и Диана прихожанки Свято-Покровского храма Старомихайловки. Диана посещает воскресную школу при храме. Они верят в Бога и Богу. После этого они попадали под обстрел из «града», вера вновь спасла от гибели и ранений…

Лена надеется на то, что перемирие хотя бы в этот раз будет соблюдено. Она хотела бы видеть ДНР самостоятельным независимым государством, но как экономист понимает, что в нынешних условиях, именно с точки зрения экономики, это вряд ли возможно. А значит дальнейший путь – в Россию.

Трудовские. Поколение войны

За шесть лет войны в Донбассе родилось поколение детей, которое не знает о том, что существует мирная жизнь, тихие вечера, целые дома, что в небе могут летать не только снаряды, но и самолёты, а их игрушками становятся хвостовики украинских мин, взрывавшихся в их дворах.

Трёхлетний Максим родился в самый разгар войны. Он с удовольствием ест конфеты, размазывая шоколад по лицу, но взгляд его совсем не детский.

Анжела и Максим

Мать малыша Анжела рассказывает, что, несмотря на то, что мальчик родился в войну, и не знает ничего о мирной жизни и тишине, он интуитивно очень боится обстрелов. «Мы приучили его к горшку очень давно, он сам встаёт даже по ночам, у нас всё рядом стоит с его кроваткой. И когда не стреляют, всё хорошо. Но когда вечером начинают стрелять, и ночью бьют – утром обязательно постель мокрая. Испуг и его последствия», — рассказывает Анжела.

Накануне перемирия она решила навести порядок в огороде.

«Максима отвела в детсад, и решила заняться прополкой. Вышла в огород, а там пули свистят прямо над головой. Тяпка из рук выпала, я домой скорей, и больше не выходила. Целый день почти стреляли», — рассказывает она.

Жизнь под бесконечными обстрелами, в страхе и стрессе, дала о себе знать – в прошлом году у Анжелы обнаружили очень серьёзное заболевание. Потребовалась срочная операция, но денег не было – накануне операцию перенесла мама девушки, и все небольшие накопления семьи ушли на её оплату. Зарплата самой Анжелы небольшая – она работает продавцом в поселковом магазине на Трудовских. Анжеле не раз помогал донецкий волонтёр Андрей Лысенко – он не оставил её в беде и на этот раз. Благодаря помощи своих друзей, Андрею удалось очень быстро собрать необходимую сумму на операцию и дальнейшую реабилитацию девушки – она была спасена. Эта история закончилась хорошо, Анжела снова здорова. Теперь она мечтает о мире – постоянном, полноценном, навсегда. Она очень хочет, чтобы маленький сын наконец-то узнал, что же это такое – жизнь без ежедневных обстрелов и бесконечного страха…

Рада и Света

Света родилась в декабре 2014 года в старом съёмном флигеле в посёлке Трудовские. Рада, мама малышки, рассказывает о том, что летом 2014-го их дом был уничтожен обстрелом украинской армии. Вместе с мужем и старшим сыном они сняли флигель на соседней улице – у 88-летней старушки и её 48-летней внучки. Артиллерийские обстрелы шли в режиме нон-стоп, и когда Раде пришло время рожать, «скорая» попросту не смогла приехать на вызов. Рада родила Свету дома, пуповину перерезал муж. Уже потом, когда обстрелы ненадолго затихли, «скорая» сумела прорваться и забрать женщину с новорождённой малышкой в больницу.

А через два месяца случилась беда. Во время очередного обстрела в результате прямого попадания снаряда хозяйский дом был полностью разрушен, а пожилая женщина и её внучка погибли на месте. Рада с двухмесячной Светой едва успели укрыться в подвале флигеля, чтобы выйдя оттуда увидеть страшную картину…

Разрушенный дом стоит во дворе до сих пор, напоминая о том кошмарном дне. Родственники погибшей семьи разрешили Раде с мужем и детьми остаться во флигеле, жить столько, сколько им понадобится. С тех пор снаряды не раз прилетали в этот двор, выбивая окна, корёжа двери небольшого флигеля, снося крышу, полосуя стены осколками. Не так давно был очередной прилёт, хвостовик от боеприпаса до сих пор лежит во дворе – маленькая Света иногда играет с ним.

«Пока тихо тут, — говорит Рада. – Но надолго ли их хватит? Сколько уже этих перемирий было…».