«Дело Бузины» — проверка милосердия, которую Украина майдана не прошла

Статьи
«Дело Бузины» - проверка милосердия, которую Украина майдана не прошла

Ровно пять лет назад в Киеве у в своего дома, как известно, был застрелен писатель, журналист и мой друг Олесь Бузина. Его жестокое, наглое и демонстративное убийство спасло и мою жизнь, и жизни многих других журналистов, кого тогдашний неонацистский режим Петра Порошенко обрек на смерть. Чтобы заткнуть рты и запугать остающихся, кто позволял себе критиковать этих политических упырей.

Резонанс после убийства Олеся получился такой огромный, что внешние кураторы, по ходу, просто одернули зарвавшихся и от безнаказанности и чужой крови уже краев не усматривающих карателей собственного народа. Но на народ Западу было плевать. А вот с убийствами журналистов на улицах не вырисовывался как-то «светлый образ революции достоинства», под которую камуфлировали банальный и кровавый госпереворот-2014 на «евромайдане», осуществленный под западный заказ. И тогда критикующих режим журналистов просто решили рассадить по камерам СИЗО или выгнать из страны, превратив их в «обменный материал» на переговорах с самопровозглашенными ЛНДР в Донбассе.

Осечка получилась с Павлом Шереметом. Это был свой, «лизатель майдана» и типа «борец с Россией Путина». Но то ли крысил что-то Павел не совсем уж по-детски, то ли что-то кому-то не отдал или долг не вернул, то ли вообще, как Борис Березовский в Англии, увидел подлинную личину майдана и всего клоачного закулисья-замайданья и решил покаяться, чего нельзя было допустить ни в коей мере. И как бы там ни было, а взорвали свои своего (по наводке СБУ и руками агентов СБУ) безжалостно и за милую душу. И суд должен быть, но страшно: а вдруг всплывет что-то не то.

По ходу, именно поэтому общая картина не поменялась и сейчас, когда режим Порошенко сменился на такую же кровавую, только несколько комично-клоунскую камарилью Владимира Зеленского. Как были так и остаются, на мой взгляд, две главный проблемы этого страшного «дела Бузины». Во-первых, и режим Зеленского опасается самого страшного варианта поиска преступников – когда ищейки в ходе расследования негаданно-нежданно выйдут на самих себя. То есть не только на исполнителей, которые давно известны и даже работают на государство, получая от него зарплату, но и на заказчиков.

Убийцы – это ветераны АТО/ООС и неонацистские каратели Андрей Медведько и Денис Полищук. Их причастность к убийству Олеся доказана стократно, на молекулярно-генетическом уровне и результате самых разных разнообразных экспертиз. Но они на воле. И это удивляет, рождая самые неожиданные предположения. Например, известный украинский адвокат Татьяна Монтян считает, что подлинный убийцы – не Медведько с Полищуком, а совсем другие люди, которые сами давно «зачищены», а следы их могил спрятаны и не станут достоянием гласности никогда. Татьяна уверена: раз нынешние Полищук с Медведько спокойно гуляют и ходят на суды, а не накормили рыб с пулями в головах некоторое время назад, то это значит, что они ничего не знают и ничего не могут сказать в суде. Разве что признаться в убийстве. Но зачем им это? И режим не идет даже на банальное наказание обыкновенных убийц. Почему?

Мама Олеся, Валентина Павловна, чтобы не давить на суд и на общественное мнение, не срывать заседания отказывается публично называть Полищука и Медведько «убийцами», пока это официально не сделал суд. Но суды срывают ветераны, активисты побратимы и прочие отморозки, которые вот уже почти 5 лет не дают свершиться правосудию хоть в какой-то форме. И это наталкивает на две мысли. Или власть действительно не боится, что ничего не знающие убийцы-исполнители что-то скажут о заказчиках. Или же непосредственные заказчики-контактеры с убийцами-таки уже уничтожены, а самих этих Медведько и Полищука сберегают от суда, как тупых и безропотных исполнителей новых преступлений. Эдакий «профсоюз киллеров» под эгидой «демократии с майдана». И всегда под рукой. А не послушаются – тюрьма.

Во-вторых, «дело Бузины» — это уже давно оселок или лакмусовая бумажка на человечность и милосердие различных деятелей майдана и двух постмайданных режимов в целом. Один единственный глава МВД, два президента и уже четыре полноценных генеральных прокурора Украины демонстративно, черство и бездушно отказываются встретиться и выслушать Валентину Павловну Бузину, которая хочет лично рассказать госдеятелям о том, что она думает о них и о преступлении против ее сына. «Я им в глаза хочу посмотреть», — повторяет она. Но в высоких офисах ее слезы не видны, а голос не слышен. И ладно бы Арсен Аваков, Петр Порошенко и Владимир Зеленский, Виктор Шокин, Юрий Луценко и Руслан Рябошапка – это, как показывает их деятельность, банальные и бесчувственные мужики-майдауны и флюгеры-приспособленцы, которым слезы матери, условно говоря, не стучат в сердце, как «пепел Клааса», и не бередят душу. У них у всех, не взирая на должности есть одинаковые заказ и приказ, вот они и суетятся под заказчиком-спонсором по мере сил и возможностей.

Но сейчас генпрокурор в Украине – Ирина Венедиктова. Она же — как бы женщина и даже как бы мать. Но и она занимается не расследованием убийства, а отписками в адрес Валентины Павловны. И даже если не она лично, а ее подельники по бесчувствию в штанах пишут ничего не значащие оскорбительные «малявы» матери, то картину это не меняет: режим в Украине после майдана лишен не только достоинства, чести и совести, но и сострадания, сочувствия, милосердия и человечности.

И я сейчас не буду тривиально говорить, что у такого каннибальского режима нет будущего. Оно есть и, увы, будет, ибо давно заказано и проплачено. Во всяком случае, палачи-охранители получают неплохо. И в этой ситуации важно представлять, каким это будущее будет и как в нем жить нормальным людям, если они еще останутся в Украине. Смотрите на «дело Бузины», и все станет ясно. Это-то и страшно!