Очередной каминг-аут украинских властей и здравоохранения

Статьи
Очередной каминг-аут украинских властей и здравоохранения

За исключением Китая, где вся эта история началась и, похоже, успешно заканчивается, коронавирус почти победно шагает по планете. Люди мрут, а страх и истерия нарастают по экспоненте. На Украине по-прежнему феерит её новый министр здравоохранения Илья Емец. Его уже пугали отставкой за то, что он вольно или невольно выдал тайную задачу украинских «реформаторов».

А она прежняя. И проста, как предполагаемое «меню» каннибалов после битвы, – тела противников.

Украинским «реформаторам» тоже нужны мертвые. Но не напрямую для пропитания. Но и этот «мотив» тоже присутствует: чем меньше будет в Украине пенсионеров, тем меньше на них надо тратить, а значит, можно будет больше украсть и тем самым разнообразить меню на своем столе. И должны исчезнуть те «лишние» люди, не вписывающиеся в концепцию «региональной аграрной сверхдержавы», которая не может прокормить такую прорву пенсионеров. «Реформаторам» с майдана нужно изменить кардинально, раз и навсегда, эту страшную диспропорцию, когда 10 миллионов работающих вынуждены кормить 12 миллионов стариков, уже не работающих, но требующих ранее заработанные пенсии. Вот и надо под шумок хотя бы коронавируса извести «нахлебников», в силу своей живучести мешающих «реформам» и даже, к большому сожалению «Доктора Смерть», не пригодных для трансплантации органов. Миссис Супрун, как все знают, продавила такой закон, облегчающий поставки украинского «ливера» на Запад. Но страна-Украина еще не доведена до крайней нищеты, и молодые пока тормозят с продажей почек и всего прочего.

Такая вот жутковатая картина. И Емец, как известно, пару раз через СМИ предупредил народ Украины: если допустят пандемию коронавируса, то дети, будущие работники на латифундиях новых хозяев скупленных за бесценок украинских земель, останутся, а вот старики-пенсионеры умрут. И это и является той правдой, которую он пытается донести до украинских властей и населения правду. Такую, какой он ее видит: здравоохранение в Украине убито псевдореформами его предшественницы Ульяны Супрун. И не может ни реанимироваться само, но, естественно, реанимировать больных. В том числе, и коронавирусных, число которых нарастает. И будет нарастать.

Ибо секрет относительно медленной «коронавирусизации» (менее 200 выявленных зараженных) Украины прост, как у следователей, которые когда-то шутили: мол, то, что вы на свободе — это не ваша заслуга, а наша недоработка. Так и с коронавирусом: относительно малое число зараженных в Украине – это результат надообследования людей. Нет тестов – нет и новых зараженных. А если никого не обследовать, а просто констатировать смерти, не выясняя их причину, то умерших от «чумы XXI века» в Украине вообще не будет. Она вообще может выйти в «лидеры-победители». А ее руководители смогут даже беспрепятственно спекулировать, приторговывая себе на карман тем гуманитарным грузом, что сердобольный Китай присылает в Украину безвозмездно.

Но министр Емец бьет тревогу. И его, неплохого врача старой школы, который, наверное, еще помнит клятву Гиппократа, понять можно. Он сознательно предупреждает население, что никому верить нельзя, нужно спасаться по возможности в одиночку, выполнять все предписания врачей и эпидемиологов, беречь себя и своих родных и попытаться не заразиться. С другой стороны, он как бы снимает с себя ответственность за то, что может случиться в Украине, и потому жестко и прямо констатирует факты.

По его словам, если Украина не сможет остановить распространение болезни, то с массовыми лечением больных она уже не справится. И при этом он признал: во-первых, на территории Украины фиксируются новые очаги эпидемии коронавируса, которая «стремительно распространяется». Потому что в страну вернулись и еще возвращаются десятки тысяч, если не сотни заробитчан, которые не нужны сегодня в Европе, где и свирепствует пандемия коронавируса. А именно – в Италии и Испании, где и «безвизило» чернорабочими большинство украинских гастарбайтеров. И они, эти несчастные, не нужные теперь ни дома, ни на заработках, привезут в Украину не только сэкономленные деньги, но и, не исключено, страшную заразу. А дома их ждут не только дети, к которым коронавирус липнет неохотно, но и старики-родители, которые для заразы – самое то. И заработанное проестся быстро, а вот гробы останутся.

Во-вторых, — это самое главное! — отечественную медицину годами разрушали, а теперь часть людей мешает работе министерства. Потому что медицина остается заложником политики, а сами власть предержащие и к власти стремящиеся хотят использовать общую плачевную картину в политических целях — при разборках и выяснении, кто сейчас «нэньке» самый главный.

И сегодня этого уже никто не стесняется: «каминг-ауты» относительно подлинных целей всех телодвижений на украинском «Олимпе» свершаются почти каждый Божий день. И это – не совсем и не только забота о людях, о чем говорится. Сначала хотели ввести чрезвычайное положение (ЧП) и под шумок все порешать: самим закрепиться у корыта, а конкурентов отогнать, а то и уничтожить или «раскулачить». Не вышло – мог нарушиться хрупкий консенсус власти и большей части олигархического бизнеса, обретшего некую видимость псевдоединства перед общей угрозой.

Зато взамен в Украине был введен режим чрезвычайной ситуации (ЧС) и продлен жесткий, почти китайского типа, карантин. До 24 апреля 2020 года. ЧС – это вам не ЧП, но тоже ограничивает свободу людей. С одной стороны, это максимальная готовность страны к опасности, координация всех заряженных на отражение коронавируса – медицины, спасателей, полиции, СБУ и т. д., мобилизация ресурсов на объектах или территориях, охваченных эпидемией. При этом запрета выходить из дома, ограничения интернета и мобильной связи, экспроприации транспорта ЧС не предусматривает.

С другой – это по-любому жесткий карантинный режим по всей стране, остановка городского транспорта, закрытие общеобразовательных учреждений, торговых центров и почти всех объектов, где массово собираются люди, кроме продуктовых магазинов и аптек, просьбы к людям оставаться дома и работать дистанционно. И главное — запрет на митинги и собрания, что и нужно было власти изначально. И этого добились. Не смогли откровенно, получилось завуалированно.

Власти для обтяпывания ее делишек нужна тишина, а не крики и вой недовольных. И власть уже выпустила на улицы городов все неонацистскую и неофашистскую шваль из ветеранов АТО/ООС, отморозков-боевиков из карательных добробатов и просто неуравновешенных и гиперактивных патриотов, практически полувооруженную и легализованную на муниципальном уровне (как фрайкоры в догитлеровской Германии) – для поддержания режима карантина и правопорядка. А их главный «папик» и куратор, у которого они под контролем и на подсосе, глава МВД Украины Арсен Аваков уже предупредил общественность: будет мало, найдутся охочие побузить против власти – введём комендантский час. Как говорится, не мытьем, так катаньем, а рот закроем и проявления недовольства не допустим. «Комендантский час. Думаю, эта та мера, которая нам сейчас не нужна. Это та мера, к которой мы, возможно, будем прибегать, когда этого потребуют обстоятельства», — сказал министр, которого уже давно и небезосновательно считают «теневым» или «вторым президентом».

И только министр здравоохранения Емец суетится и все камлает и заклинает нацию: «Со всей ответственностью заявляю: если нам и дальше будут мешать работать, количество жертв может быть катастрофическим». Но кому он это говорит? Людям? Так они об этом знают. Властям? Так им это, похоже, и нужно. За это стоял майдан и плачены деньги кураторов. СУГС!