Наигрался и ушёл: Сурков объяснил свою отставку придворному политологу и собрался в рюмочную

Статьи
Наигрался и ушёл: Сурков объяснил свою отставку придворному политологу и собрался в рюмочную

Владислав Сурков, теперь уже бывший помощник президента России, объяснил свою отставку в интервью придворному политологу Алексею Чеснакову. Сурков заявил, что ему скучно заниматься одним и тем же проектом более пяти лет. Проект Донбасса остыл, и контекст, в котором он существует, изменился. Как дешёвый шоумен, бросив над собой конфетти и раскрашенную муку, в облаке мути Сурков скрывается за историческими кулисами. Уходит в рюмочную — и это правильный выбор.

Отвечая на вопрос о причинах отставки, Сурков в интервью пытался изъясниться так, чтобы «как-то не соврать, но и лишнего чего не сказать».

«Надо как-то не соврать, но и лишнего чего не сказать… Я ведь Донбассом и Украиной занимался в основном. Контекст изменился, скажем так. То есть, в итоге я должен был продолжать ими заниматься. Но контекст изменился… Давайте так. Я лучше не буду сам тут ничего объяснять. Но и полностью уходить от ответа не буду. Мне удалось некоторые комменты по моему уходу прочитать. Некоторые довольно правильные. Не точные, конечно, в деталях и не слишком, возможно, доброжелательные, но по сути, в целом верные. Тогда еще сразу, в январе, Владимир Соловьев описал причины. Я не автора «Трех разговоров о конце всемирной истории» имею в виду. И не Владимира Рудольфовича уважаемого. А это Соловьев из «Коммерса». И даже Леша Венедиктов довольно верно изложил. Уже после указа. Так что, некоторые, которым уж очень интересно, могут эти комментарии сами найти», — заявил экс-куратор Донбасса.

Напомним, что сразу после указа об отставке Суркова, главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов так описал смену концепции Кремля на украинском направлении.

«Итожим — замена Суркова на Козака на украинском направлении Кремля — это замена концепции Новороссии на концепцию возвращения Донбасса Украине, инфицированного российскими интересами (и всем остальным). «Отравленная таблеточка» по выражению одного искушенного дипломата. Так что ничего личного, президент предпочел сменить тактику. Будем наблюдать», — написал Венедиктов в своем телеграм-канале.

По сути, Сурков подтвердил достоверность информации Венедиктова. Однако ни Венедиктов, ни сам Сурков не говорят, что стало причиной смены концепции. А ей стал, ни много, ни мало, тотальный провал Суркова на украинском направлении. Он проиграл Украину, и попытался превратить кровоточащий героический Донбасс в развесёлый балаган во главе с ряжеными писателями, имитирующими героев, в то время как реальные герои были загнаны в глубокое подполье.

Но не только смена курса стала причиной ухода Суркова. Основным стало то, что Сурков попросту…заскучал. Проект Донбасс рутинизировался, ничего нового там не происходит, а Суркову хочется, чтоб было весело.

«Я не умею заниматься чем бы то ни было дольше пяти лет (…) Мне интересно работать в жанре контрреализма. То есть, когда и если надо действовать против реальности, менять ее, переделывать. Пока проект проживает стадию становления, развития, роста, в нем интересно участвовать. Есть место для новых идей. При столкновении замысла с реальностью происходит распад старых структур и синтез новых, от этого идет активный выброс энергии. Весело. А когда новое создано, оно резко превращается в старое. Проект вступает в фазу стабильности, сам становится реальностью. Переходит на низкий энергетический уровень. Рутинизируется. И от тебя уже не требуется ничего нового. От тебя ждут только самоповторов. А зачем? Пусть другие повторяют за мной», — объясняет Сурков попытку своего первого ухода из российской власти в 2013 году.

Тогда он решил не сжигать мосты, вернуться, и выбрал для своих новых игр проект «Украина», став куратором Донбасса. Но через пять лет снова заскучал.

«Но прошли те же пять лет… Началось естественное торможение и этого проекта. Я бы, конечно, в обычной ситуации не стал бы отпрашиваться с такого горячего участка. Поскольку это было бы безответственно. Но и участок более-менее остыл, и главное, контекст изменился. Не мог же я пять лет идти в одном направлении, а потом резко повернуть оглобли и двинуться в противоположном. Я бы об этом с самим собой ни за что не договорился. Так у меня появились и причина, и повод уйти окончательно», — заявил он.

Отвечая на вопрос о том, что для него Донбасс, Сурков заявляет, что для него это люди.

«Донбасс для меня не что, а кто. Люди прежде всего. Замечательные люди. Захарченко, Ходаковский, Бородай, Пинчук, Болотов, Безлер, Толстых… Многие другие. Извиняюсь, что не перечислю всех. И что права не имею всех назвать. И что назвал живых в одном ряду с мертвыми. Они настоящие воины. Их не нужно, конечно, идеализировать. Разных людей война притягивает. Война дело мутное, муторное. Но нужное. Они взялись за эту тяжелую работу. И справились. На Донбассе, там ведь и на гражданке жизнь не сахар. Все его жители прошли через тяжелые испытания. И сейчас там непросто. Все они герои. Как есть города-герои, так там весь народ-герой», — говорит он.

Врёт, конечно. Люди, близко знающие Суркова, говорят о том, что в его проектном офисе (то есть, в его голове) во главе угла всегда были схемы и механизмы глобального масштаба, где какое-то значимое место отводилось лишь его соратникам или попутчикам (до поры до времени). Простым людям в этих конструкциях изначально была уготована роль винтиков и песка для цементирования намеченного. Иначе не было бы на Донбассе столько человеческих жертв. Иначе не «распиливались» бы при непосредственным участии первых лиц республик и остальных заинтересантов ситуации «ни мира, ни войны» огромные транши финансовых средств, поступающих из России. И уж тем более, никогда бы не были выжжены калёным железом все, имеющие хоть какое-то отношение в поистине героическому 2014 году, и заменены на послушных и управляемых, лично преданных и тотально зависимых от Суркова.

Сурков уходит и заявляет о том, что больше не вернётся в большую политику или на государственную службу, будет практиковать «малые политические формы» — кухонные дебаты или выступления в рюмочных для малознакомых собутыльников. Шутит, конечно. Но если впервые в жизни не шутит и не играет, то это продолжение его карьеры будет полезным для всех – и малознакомые собутыльники прикоснутся к глобальным вопросам, и десятки тысяч жизней будут сохранены. Не будет больше уничтоженных войной регионов и искалеченных душ и тел людей, не будет тысяч убитых и навсегда потерявших веру в светлые идеалы.

Да, определённо, лучшее место для Суркова – рюмочная. В кои-то веки он выбрал правильный путь.