Политзаключённая Дарья Мастикашева: «Во время обменов мной торговали как яйцом Фаберже»

Статьи
Политзаключённая Дарья Мастикашева: «Во время обменов мной торговали как яйцом Фаберже»

Дарья Мастикашева, которая провела в застенках 2 года и 4 месяца, рассказала подробности судебных заседаний, о продажности и лживости судебных коллегий, а также о долгожданном выходе на свободу.

Предыдущую часть интервью можно прочесть здесь.

— Дарья, скажите, когда в ваше дело вступил Валентин Рыбин?

— Практически сразу. 28 августа мы подписали с ним договор, после чего вместе с Игорем Колесниковым он занялся моим делом.

— И вместе с ними вы смогли открыть дело о пытках, которые применяли к вам сотрудники СБУ.

— Понимаете, данная история происходила со мной на протяжении всего времени, что я находилась в СИЗО – 2 года и 4 месяца. Всё это время на меня психологически давили, угрожали, пытались провести непонятные экспертизы. Например, те же смывы с рук. Данная процедура пусть и прописана в законодательстве, однако каким образом она должна проходить – совершенно непонятно. Когда прокурор подал ходатайство, я согласилась при условии, что мне объяснят, как именно будет проводиться процедура: будут резать фаланги пальцев, отрубят кисти рук или просто проведут по пальцам жидкостью с неизвестным составом. Судья посмеялся и удовлетворил ходатайство прокурора. Спустя пару недель мне приходит письмо с уведомлением, что провести эту экспертизу не представляется возможным. И так со многим. В итоге, не понимая, что же именно со мной делать – меня по беспределу закрывают в психиатрическую лечебницу.

— Насколько я помню, это произошло буквально за пару недель до первого масштабного обмена между народными республиками и Украиной в 2017 году. Вы числились в списках?

— Да, я была согласна и упомянута в списках. Но перед обменом меня привозят в суд, где судья Литвиненко принимает решение, что я должна быть помещена в психиатрическую лечебницу. На заседании он спрашивает у прокурора на каком основании вы подали данное ходатайство, она вполне адекватный человек. Прокурор в ответ молчит, после чего судья уходит в совещательную комнату и выйдя из нее удовлетворяет прошение о помещении меня на психологическую экспертизу в течении месяца с уже написанным списком вопросов, которые мне там должны были задать. Да, судья имеет право отправить меня в психушку, но совершенно не имеет права указывать список интересующих СБУ и прокуратуру вопросов. Полный абсурд!

— Получается в тот момент, пока он находился в совещательной комнате, ему кто-то позвонили или зашел и проинструктировал.

— Безусловно. В этот день у меня должно было состояться заседания в Апелляционном суде, где меня ждал Рыбин, но меня привезли совершенно в другое место, после чего закрыли на 2 недели. В лечебнице меня на протяжении первых трех суток пытались напоить то снотворным, то психотропными препаратами. Мой адвокат, ища куда я делась, куда только не обращался. В СИЗО сказали, что меня освободили, в СПЭК (судебно-психиатрическая экспертная комиссия) – что меня там нет. Я в очередной раз просто пропала. Меня нашла моя уполномоченная по правам человека, которая зайдя в лечебницу и убедившись, что я там нахожусь без каких-либо документов, взялась за голову и сказала, что в первый раз в жизни видит подобный беспредел.

В самом СПЭК мне постоянно угрожали, пытались заставить признаться, что я агент ФСБ. Безуспешно. Через 2 недели меня оттуда выперли со словами, чтобы мы тебя никогда в жизни здесь больше не видели. Насколько я понимаю, что, если бы не Рыбин, меня могли бы куда-то увезти, может даже убить, чтобы я бесследно исчезла, так как была очень неудобной персоной для следствия. Также без каких-либо оснований меня пытались перевести в Кривой Рог в СИЗО, потом в ИК-34 ШИЗО, но Рыбин и Колесников этого не допустили.

А вообще все судьи, которые участвовали в моих процессах настолько ангажированы, настолько запуганы… Им присылались смс-ки, до начала заседаний к ним забегал прокурор Белянский или сотрудник СБУ, которые давали им четкие указания по будущему заседанию и принятию каких-либо решений. Я своими глазами видела, как судьи, выходя из совещательной комнаты, разговаривали с прокурором на тему «раз всё решено, давайте быстрее всё закончим, мне ребенка из садика забрать нужно».

Был, кстати, конфуз в Днепровском суде города Днепродзержинска, где председательствующий судья и остальные, глядя на мое дело, понимали, что меня сейчас нужно отпустить под домашний арест, произошел конфликт интересов. На следующий день главный судья просто-напросто взял и уволился по собственному желанию. Единственный приличный человек был вынужден уволиться, все остальные беспрекословно исполняли распоряжения СБУ и прокуратуры.

— А ведь по вашему делу не было ни одного заседания по существу, где рассматривались собранные против вас доказательства.

— Да. Судьи лишь бесконечно продлевали мне меру пресечения, менялась территориальная подсудность, менялся состав суда, дело отправлялось на апелляцию и возвращалось обратно, ибо никто не видел в нем нарушений. Судьи, понимая ситуацию, брали себе бессрочные отпуска, больничные. В 2018 году меня определили в Красногвардейский суд Днепропетровска к феноменальной личности председательствующему судье Дружинину Константину Михайловичу.

— В чем его феноменальность?

— Он плотно сотрудничает с СБУ, они прекрасные друзья с моим прокурором Белянским, берет взятки без зазрения совести, ничего при этом не делая. «Я тебя выкатаю, а потом мы посмотрим, что с тобой делать» — это дословно. Люди, по которым он ведет производства, выходят из зала суда осужденными на максимальный срок. Остальные судьи ничем не лучше. Судья Билык крышует игровой бизнес, третья – более молчалива, но способствует противоправным действиям и, думаю, участвует в дележе взяток.

Эта коллегия в Красногвардейском суде была полностью незаконной, так как судьи были самоназначены. У двух боковых судей вообще не было лицензии, и они не имели брать участие в моих заседаниях. Все принятые ими решения, включая продлевание меры пресечения – незаконны. Но наши с Рыбином ходатайства по данному поводу постоянно отклонялись. По истечению некоторого времени, буквально перед обменом, эта коллегия благородно решила взять самоотвод, что является полным абсурдом.

— Скажите, а разве, отпуская вас на обмен, прокуратура и СБУ не понимали, что вскроются все факты их противоправных действий?

— Эти факты никто и так не скрывал. Я с самого начала указала, что ко мне применялись пытки. Данное дело пытались закрыть 3 раза, затереть все следы, что, в принципе, понятно. Мне открыто заявляли, как вы себе представляете, чтобы мы допрашивали сотрудников СБУ? И вообще, каким образом и кто вас похитил, ведь всем известно, что была задержана опасная преступница.

Обменивать меня никто не хотел. Постоянно ставились условия, дескать, мы ее отдадим, но в обмен вы нам отдадите десятерых. Мной торговали как яйцом Фаберже. Я прекрасно понимала позицию ЛДНР, которые не могли пойти на подобные уступки.

Когда меня официально представили на обмен, сотрудники прокуратуры заявили моему адвокату, что мы ее не отпустим ни по какому соглашению, а можем лишь изменить меру пресечения. Рыбин отказался, сказав, или соглашение, или дальнейшая борьба за честное имя. Неделю они пытались увиливать, но Рыбин и Дарья Морозова их дожали. Мне вернули все мое имущество, и я вышла по отбытому. На данный момент я являюсь свободным человеком, ни прокуратура, ни СБУ не имеют права иметь ко мне каких-то претензий, простите за тавтологию.

Прокурор, подписывая со мной соглашение, прямо-таки прыгал в зале суда от счастья и улыбался. Я за все наше знакомство никогда его таким не видела, он сиял от счастья.

— Случаев, когда нарушались ваши права, думается, масса.

— Да, это касалось не только обменов. Была подана жалоба в ЕСПЧ, которая должна была рассматриваться первоочередно, однако товарищ Грицак лично курировал этот процесс и затормозил рассмотрение дела. Имея связи, власть или те же деньги нет никаких проблем, чтобы давать четкие указания даже таким конторам. Дело о применения ко мне пыток буцают уже 2 года. Из ГБР в полицию, из полиции в прокуратуру и т.д. Я бы очень хотела, чтобы виновные были наказаны, ибо зарабатывать себе медальки, как мой следователь, который сейчас работает в Главке СБУ – полный абсурд. А ведь у него жена, двое детей, должна же быть хоть какая-то человечность, а не голый цинизм и продвижение по карьерной лестнице.

В целом, я всё же думаю, что справедливость восторжествует, пусть не сейчас, но карма вернется, если и не к виновным, то к их семьям или детям, неужели они этого не понимают?

P.S. На данный момент Дарья и еще 2 человека единственные обменянные, кто находится еще в больнице. По какой именно причине их не отпускают – неизвестно. «Антифашист» продолжит следить за развитием ситуации.