Шесть лет майдана: гальванизация трупа и внутренняя оккупация

Статьи
Шесть лет майдана: гальванизация трупа и внутренняя оккупация

Ровно шесть лет назад всё и свершилось — на Украине от власти был отрешён законно избранный президент Виктор Янукович. Потом это назвали «революцией достоинства». Сегодня так считают 45,5% украинцев. 40,7% называют вещи своими именами — «вынужденная смена власти не совсем легитимным способом» и «антигосударственный переворот».

И эти данные приводят не социологические службы «купленные Кремлём», а вполне себе промайдануто-грантоедческие структуры, на всю голову пропитанные идеями «европейской интеграции, за которую и стоял майдан» — Центр Разумкова и фонд «Демократические инициативы», которые и шагу не могут ступить без спонсорских денег и идеологических направляющих. И это самое важное в этих страшных цифрах, уничижительных для постмайданной украинской действительности.

Почему же социологические грантоеды так взбунтовались и врезали такую правду-матку, что хоть искусственных «святых» из «небесной сотни» на помойку истории выноси? Вместе, кстати, с портретами Петра Порошенко, Арсения Яценюка, Александра Турчинова, Андрея Парубия, Сергея Пашинского, Юрия Луценко и иже с ними. Их уже и вынесли, но не до конца. Место на помойке истории у них заслуженное, но они миновали одну важную для очищения Украины стадию — скамью подсудимых, на которой должны ответить за содеянное. И не только перед историей, но и по вполне конкретным статьям Уголовного кодекса Украины. Президент Владимир Зеленский это, между прочим, сам обещал, но что-то как-то запамятовал.

Но «почему правда?» — это хороший и самый правильный вопрос, на который может быть лишь два ответа. Первый: грантоеды взбунтовались, потому что им не доплатили, и они как бы шантажируют свои «кошельки»: не дадите денег — мы от «имени народа» ещё и не то покажем. А правда об отношении людей, так натерпевшихся от последствий майдана за последние шесть лет, может быть для главных выгодополучателей того кровавого переворота ещё страшнее.

Второй — грантоеды-социологи с позволения своих кураторов как бы говорят нынешним властям Украины: вы, панове, или доделывайте то, за что вам плачено, побыстрее распродавайте Украину и сваливайте с неё с полученными процентами, или же вас порвут, как Бобик грелку, потому что терпение даже такого народа-терпилы, как украинский, всё равно истончается, и он может-таки взяться за вилы. Особенно если ему помогут. Как уже помогли на майданах в 2004 и в 2014 годах.

Грантоеды вполне могут напоминать властям: того, что вы делаете, маловато. И для внешних кураторов, которые требуют турборежима в распродаже, и для народа, которому от всех прекраснодушных обещаний-фантомов достались лишь фейки из словесной мишуры, беспросветная нищета и непрекращающиеся лишения.

Всю жизнь постмайданной Украины действительно можно охарактеризовать четырьмя словами, сотканными в два словосочетания — «гальванизация трупов» и «внутренняя оккупация». Все шесть лет после госпереворота власти и поддерживающие их активисты, боевики и прочие патриоты с той или иной степенью идиотизма и куриной слепоты пытались возродить (гальванизировать) трупы. Нет, не убитых на майдане людей из «небесной сотни» и правоохранителей (этих вообще пытались вычеркнуть даже из памяти). Пытались вдохнуть жизнь в ходульные и нежизнеспособные «маяки майдана», оказавшиеся призраками. Народ не получил ничего: ни европейской интеграции хоть куда в европейский предбанник «светлого будущего». Ни европейского уровня жизни с зарплатами, позволяющими по безвизу ездить не задницы мыть евростарикам и евростарухам и горбатиться за гроши на всех черновых работах, а пить кофе хотя бы в Братиславе. Ни обещанных реформ внутри страны, несущих украинцев к процветанию, как на гиперлупе в больной голове бывшего министра транспорта Украины Омеляна.

Кроме упомянутых выше обнищания и лишений, Украина получила потерю Крыма, гражданскую войну в Донбассе, 13 тысяч убитых, десятки тысяч раненых, сотни тысяч психически травмированных войной, разрушение экономики и социальной сферы, эпидемии болезней, галопирующее обезлюдение, разгул преступности и бандитизма, стресс, безнадёгу и тотальную депрессию остающихся в стране. И какое же может быть отношение прозревающих граждан к первопричине всех их бед?

И, конечно же, это внутренняя оккупация всей остальной Украины выходцами и идеями из одного региона. Точнее — из трёх областей Галичины, чью националистическую, переходящую в неонацистскую и русофобскую, полонофобскую и юдофобскую повестку дня, так или иначе, взяла на вооружение и воплощает в жизнь центральная власть в Киеве. Политические гастарбайтеры, свезённые на рубеже 2013—2014 годов в Киев, помогли нынешним лидерам Украины прийти к власти, и теперь как бы пожинают плоды благодарности. Да, власти после майдана объявили украинцев «титульной нацией», которая лежит в основе и направляет украинское возрождение. Но при этом власти как бы «забыли», что кроме украинцев на Украине живут миллионы других людей, немедленно поставленных в условия «инородцев». И нарочито перестали обращать внимание, что в «титульной нации» появились некоторые более «титульные» регионы, населённые ещё более «титульными» украинцами, претендующими не некоторые усиленные преференции, привилегии и преимущества. Это жители Галичины, которым усиленно прививались и культивировались идеи о том, что они — «соль и хранители украинской нации», а Галичина — это «украинский Пьемонт», без которого невозможно расово правильное возрождение страны и нации.

Ярче всего все последние шесть лет это проявлялось в том, что в условиях войны в Донбассе проводились волны мобилизации, и больше всего дезертиров (более 90%) было в Галичине. И власти ничего не делали с этим. По украинским же законам, карающим дезертирство. Они не посылали галичан в Донбасс, ибо такие «бойцы» нужны были им для внутреннего использования — для подавления несогласных в регионах юго-востока и для политических разборок в Киеве. Это есть главный признак внутренней оккупации — узурпация основ жизни всего общества и страны выходцами из одного сословия, одной партии или одного региона. Не верите — гляньте в словари.

И не зря же весь цинизм и подлость ситуации проявились в «день национального позора», когда на Украину вернулись эвакуированные из Китая граждане Украины. Да, то, что этим людям устроили жители Новых Санжар в «восточной» Полтавской области несмываемом пятном ляжет на историю страны на века. Но новосанжарцы, подстрекаемые политическими кукловодами, преследующими антипрезидентские «антизеленские» планы, всё же боялись в основном страшного коронавируса, потому что не верили в способность разрушенной укро-медицины противостоять болезни. «Политика» в этом новосанжарском позоре была лишь в том, что разгорячённые самогонкой и дракой варвары кричали, что несчастных эвакуированных нужно отправить в дома Януковича и его бывших или нынешних приспешников, пригревшихся в новой власти, или в Донбасс, к «сепарам».

А вот в Галичине не просто перекапывали траншеями дороги перед несчастными, окропляли святой водой границы своих регионов, заказывали молебны, чтобы самолёт не сел у них, и пели гимны, когда несчастных земляков отвезли на Полтавщину. Галичане и их политические элиты копнули глубже. И либо требовали не присылать к ним «заражённых», чтобы «сохранить цвет нации». Либо обвиняли центральные власти в том, что те хотят поселить у них «коронавирусных», чтобы заразить галичан, выморить их и таким образом отомстить им или за «неизменную патриотическую позицию», или же за то, что «голосовали за Порошенко». И то, что вину за позор решили переложить исключительно на Зеленского, пошло именно из Галичины. Такого «глубинного бурения» не было больше нигде.

И если Зеленский хотел бы докопаться до причин бунта и национального позора, то он бы обратил внимание именно на этот факт и на эти страшные нюансы. А он не хочет. Он пообещал найти виновных, но уже сказал, что «нация не виновата», потому что она — «казацкого рода». Он даже не знает, что казаков в Галичине отродясь не водилось. Но ему, похоже, тоже нужны боевики из Галичины для сохранения власти. Он по-глупому всё ещё рассчитывает, что сможет «приручить Пьемонт» и вырвать его из объятий Порошенко. И это, в принципе, возможно. Но в одном случае — если Зеленский на государственном уровне переплюнет Порошенко на ниве человеконенавистнических ксенофобий, расово правильного неонацизма, политического неофашизма и банальной, но прибыльной геополитической торговли русофобией.

Зеленский, как Янукович в 2014-м, уже фактически предал своих избирателей и наплевал на те 73% голосов, которые отвергли и отринули прежнюю неонацистскую политику порохоботства и ксенофобского разделения страны на «правильных» и «неправильных». Об этом, кстати, и предупреждал недавно президент России Владимир Путин, рассуждая о торговле русофобией в исполнении власти Зеленского и возможностях сотрудничества с нею. Путин, скорее всего, прекрасно знал то, о чём не хочет знать Зеленский в шестую годовщину госпереворота: по данным тех же социологов-грантоедов, майдан сейчас поддержало бы меньшинство украинцев — всего 37,8%. А вот не поддержали бы ни майдан, ни антимайдан — 39,1%. На них бы и ориентироваться тем, кто хочет «сшить страну». А некому.