Уравнение с неизвестным: почему правительство России возглавил Михаил Мишустин?

Статьи
Уравнение с неизвестным: почему правительство России возглавил Михаил Мишустин?

Отставка правительства России в полном составе оказалась большим сюрпризом не только для российского общества и всего мира, но и для части высшей бюрократии страны. Среди таковых оказался теперь уже бывший руководитель ФНС Михаил Мишустин, который 16 января собирался выступить на гайдаровском форуме, а вместо этого «присягал на верность» стране, выступая перед депутатами Госдумы, – в роли нового премьер-министра.

Накануне нового назначения в околокремлевских и не очень телеграмм-каналах вращался «шорт-лист» из нескольких возможных кандидатур, среди которых особенно высокие шансы отдавались мэру Москвы Сергею Собянину, министру обороны Сергею Шойгу, и, конечно, и главному аудитору России Алексею Кудрину. Но гораздо реже упоминался малоизвестный и не особо публичный руководитель налоговой Михаил Мишустин. Высокие шансы у абсолютных тяжеловесов, вроде Собянина были понятны – у них железобетонные позиции во властной вертикали. Не меньшая вероятность назначения Алексея Кудрина тоже объяснялась просто – послание Владимира Путина имело социальный уклон с опорой на национальные проекты, а для этого необходим хороший бухгалтерский расчет и аудит исполнения. Кудрин буквально сходу выдал резюме относительно президентского послания: оно самое дорогое, но согласился с важностью его исполнения.

Однако в случае с новым премьером оказалось, что наличием политического веса и умением хорошо считать тут не обойтись. Исходя из трудовой биографии Михаила Мишустина, можно сделать вывод, что от нового главы правительства требуется решение более широкого круга задач, для которого не годятся ни тяжеловесы, ни счетоводы. Причины такого нестандартного запроса очевидны. Премьерство Дмитрия Медведева заняло целую эпоху – почти 8 лет. Начиналось все довольно гладко, но в 2014 году нагрянули большие перемены. С точки зрения компетенции премьера самым страшным оказалось выпадение бюджетных доходов из-за нефтяного обвала, что повело экономику к необходимости девальвации рубля, а это – инфляция со всеми вытекающими последствиями. Правительство приняло этот удар и вопреки наиболее скептическим прогнозам, экономика «не изорвалась в клочья».

Но дальше предполагалось, что сидеть с невозмутимым видом, нахмурив брови – не получиться. От правительства ожидали реконфигурации системы с учетом новых реалий: нужно было остановить падение реальных доходов населения и научиться жить в условиях санкций и дешевого рубля, наладив импортозамещение. Никто не отменял и необходимость выполнения «майских указов» от 2012 года. Однако по прошествии нескольких лет наступил апогей этой истории, который можно выразить знаменитой фразой: «денег нет, но вы держитесь». После выборов 2018 года Владимир Путин, понимая, что нельзя вернуть экономику к росту одним урезанием бюджета, как того требовали счетоводы из правительства, — инициировал серию нацпроектов. Их стоимость составила внушительные 26 трлн. рублей, а срок исполнения – «тот самый» 2024 год.

Однако то, как началась реализация нацпроектов явилось последней каплей терпения. Не успели стартовать первые этапы нацпроектов, как началась их глубокая пробуксовка. Картина сложилась парадоксальная: регионы, которые десятилетиями заваливали федеральный центр заявками на выделение дополнительных средств на ремонт школ, мостов и всего прочего – отказывались осваивать миллиарды, которые и ассигновали на обновление различных фондов. В сентябре 2019 года главный аудитор Алексей Кудрин констатировал – исполнение бюджетного плана по нацпроектам выполнено на 50%. Разумеется, это был результат на грани провала. Федеральный бюджет, который в последние годы ломится от гигантских профицитов, не удается освоить даже при наличии «зеленого света» на расходование. Украинские чиновники, матеря Россию, истекали слюной, наблюдая такое зрелище.

Впрочем, всегда можно немного усугубить. К примеру, по нацпроекту «цифровизация экономики», которая также отставала от плана, в период с 28 по 31 декабря было израсходовано 20% годового бюджета. Разумеется, для того чтобы к окончанию январских праздников швырнуть на федеральный стол все отчеты. И это при том, что по нацпроектам дело еще не дошло до эффективности расходования денег. Но этого уже оказалось достаточно, чтобы чаша терпения лопнула. И правительство уходит.

Транзит власти, намеченный на 2024 год, не пройдет гладко с таким хаосом в тылах. А разгребать хаос сможет не каждый из когорты российских «топовых» чиновников. Не под силу это фигурам, вроде Кудрина или Силуанова, которые сходу, на уровне подсознания, дают выкладки о дороговизне различных социально-экономических мер (а бывает ли развитие страны дешевым?). Еще вспоминается эпохальное кудринское «разворуют», когда его как министра финансов спрашивали почему не тратятся средства Резервного фонда. Хотя речь со стороны финансового блока должна идти о стратегии работы, а не о ее дороговизне. Не говоря уже о том, что многие из группы неолиберальных чиновников правительства Медведева открыто выступили против нацпроектов. Причем даже не с точки зрения каких-то спорных аспектов, а против нацпроектов как замысла.

Это преамбула, которая помогает понять, почему еще более непредсказуемой, чем сама отставка, — оказалась кандидатура нового премьера. В прессе о Мишустине было сказано уже все. Любопытно, что в своих оценках и эксперты, и политики, и чиновники почти единогласно назвали нового премьера эффективным технократом, компетентным специалистом и знатоком цифровых технологий, а главное – одним из наиболее результативных госслужащих России. И это важный момент. Впечатляющая трансформация налоговых органов, действительно, имеет мало аналогов. Результат особенно яркий на фоне практики, например, пенсионного фонда, с его роскошными отделениями-дворцами и порой с цифровизацией уровня двухтысячных. А один из ключевых аспектов фигуры Мишустина можно выразить парой цифр. По итогам 2018 года ФНС России увеличила поступление налогов на 23% или почти на 4 трлн. рублей. К слову, на эти 4 трлн. рублей можно почти 9 лет исполнять меры, озвученные в послании Путина. И это совсем иной подход, в отличие от подхода носителей риторики в духе «денег нет» и «разворуют».

Но есть и ложка дегтя. Михаил Мишустин демонстрировал блестящий менеджмент в деле вывода доходов бизнеса и граждан из тени. Он хорошо понимает, как выжать максимум из существующей системы. Но другое дело – создание базы для роста доходов, потому что вытягивать их «фискальными щипцами» до бесконечности нельзя. Собственно, подобный тезис озвучивал и сам Мишустин. А такая деятельность куда более сложная. Есть еще и тема перераспределения создаваемого экономикой продукта. Налоговая нагрузка в России, будучи «плоской», ложится тяжким бременем на беднейшие слои и является выгодной для больших доходов. И на этот счет в экспертном пространстве давно витают идеи прогрессивного налогообложения и освобождения от НДФЛ малоимущих граждан.

Однако Мишустин ярый противник прогрессивной шкалы и, общаясь с думскими фракциями, не особо приветствовал налоговые послабления. Между тем, некоторая корректировка фискальной системы могла бы дать стимул для экономики в виде дополнительных расходов тех домохозяйств, у которых останется больше денег после уплаты всех налогов. В этом пока, пожалуй, главная загадка нового премьера – пойдет ли он проверенной дорогой сурового налоговика, или проявит гибкость экономического мышления.

Как бы там ни было, пока речь идет о «первом испытании» для Мишустина, которое продлится до осенних парламентских выборов, на которых будет решаться его дальнейшая судьба. В первых заявлениях после вступления в новую должность, у Мишустина звучала ключевая фраза относительно его ближайших планов – «инвентаризация». Под ее знаком пройдет деятельность премьера до выборов. К этому моменту он должен «инвентаризировать» все, что делалось предшественниками по экономической повестке: выявить грубейшие ошибки, возможно, различные махинации и манипуляции.

Далее, после выборов, скорее всего, программа Мишустина продолжится в логике задач, сформулированных Путиным: начиная от выполнения различных инициатив майских указов и заканчивая нацпроектами и социальной повесткой, которая была озвучена в послании. Новый премьер должен будет показать, что российская экономика способна не только нащупывать дно и колебаться около нуля, но и уверенно расти. Конечно, ожидать, что произойдут радикальные, а главное стремительные изменения текущей экономической политики – не следует. Едва ли речь будет идти о подобии форсированного экономического развития по примеру Китая. Но некоторые перемены однозначно назрели и требуют оперативного решения.

В первую очередь это касается повышения общей управляемости государственной системы. Особенно по части отношения различных групп влияния и капитала. Будь то конфликты из серии «силовики-бизнес», или громкие истории о миллиардах, украденных сенаторами и полковниками. Одна же из главных задач, которая также была сформулирована в последние годы – принципиальное решение проблемы бедности. Понятно, что сохранение этих проблем мешает как «транзиту-2024», так и в целом развитию страны.