За спиной Зеленского США прибирают к рукам энергетический рынок Украины

Статьи
За спиной Зеленского США прибирают к рукам энергетический рынок Украины

31 декабря 2019 года истекает срок действия контракта на транзит газа через территорию Украины, заключенного десять лет назад между «Нафтогазом Украины» и «Газпромом». Переговоры о том, как будет транспортироваться газ через Украину со следующего года, результата пока не принесли.

Тем временем Киев активизирует переговорный процесс с США по газовой проблематике. Недавно глава «Нафтогаза» Андрей Коболев и заглавы МИД Елена Зеркаль провели ряд встреч с представителями Госдепартамента и Министерства энергетики США и обсудили, как противодействовать строительству«Северного потока – 2», возможность закупки американского СПГ и передачу украинской ГТС в концессию независимому оператору.

«Известно, что США поддерживают экспортную деятельность американских компаний, предоставляя финансирование и страхуя риски. В ситуации, когда мы должны подготовиться к потенциальным провокациям со стороны России и накопить дополнительные запасы газа в начале зимы, такая помощь очень кстати», – написал Коболев в Facebook по итогам визита в США.

В 2014 году по инициативе правительства Яценюка были приняты законодательные изменения, согласно которым можно передавать до 49% акций компании-оператора ГТС резидентам ЕС/США. Однако до сегодняшнего дня никто не проявил предметного интереса к украинской ГТС из-за неопределенности по дальнейшим транзитным возможностям «трубы». Представляется, что едва ли ГТС будет передана в концессию до конца 2019 года, в том числе и из-за перезагрузки власти в Киеве.

Небезынтересным представляется вопрос поставок американского СПГ украинским потребителям. Вообще, проект строительства СПГ-терминала на украинском побережье Черного моря рассматривался еще во времена Януковича. Но все упиралось в то, что Турция не пропускает газовозы через Босфор, опасаясь экологических происшествий, не говоря о том, что экономическая целесообразность данного проекта изначально была крайне сомнительной.

После Евромайдана киевские власти не единожды поднимали вопрос поставок американского СПГ, также в прошлом году в ходе визита Петра Порошенко в Катар рассматривалась возможность закупок СПГ в этой ближневосточной стране. Ближайший к Украине СПГ-терминал расположен в польском Свиноуйсьце, откуда могут осуществляться поставки американского сжиженного газа. При этом официальная Варшава не скрывает того, что рассматривает Украину как перспективный рынок сбыта американского газа.

Проектная мощность СПГ-терминала в Свиноуйсьце составляет 5 млрд кубометров, а в обозримой перспективе она будет расширена до 7,5 млрд «кубов». Кроме того, два месяца назад польские власти приняли решение построить еще один СПГ-терминал близ Гданьска мощностью 3,5-4 млрд кубометров, на что уйдет примерно полтора года. Одновременно с этим крупнейшая польская газовая компания PGNiG подписала долгосрочный, до 2042 года, контракт на поставку американского СПГ.

Реализовывать свои геополитические амбиции, связанные с желанием лидерства в Центральной Европе, Польша рассчитывает с опорой на США, пускай даже Трамп уделяет этому региону на порядок меньше внимания, чем предыдущая вашингтонская администрация. В сущности, закупки Польшей американского газа – сугубо политический шаг, плата за лояльность Трампу, который славится бизнес-подходом в межгосударственных отношениях. Американский газ даже дороже газа из Катара, не говоря об альтернативных вариантах из Норвегии или из России.

В 2017 году была осуществлена пробная поставка американского СПГ с терминала в Свиноуйсьце на Украину. Частный газовый трейдер «ЭРУ Трейдинг» выкупил у польской PGNiG 70 млн кубометров газа, которые затем были проданы с маржой «Укртрансгазу», нынешнему оператору ГТС.

В перспективе такие поставки могут осуществляться на регулярной основе. Тем более Киев, как и Варшава, демонстрирует готовность лоббировать интересы американского капитала, перекладывая все издержки на конечного потребителя, пускай даже промышленность продолжает терять конкурентоспособность из-за цен на «голубое топливо» на внутреннем рынке, а задолженности в сфере ЖКХ достигли рекордных значений. Одним из лоббистов подобных поставок может выступить вице-президент «Укртрансгаза» Павел Юзеф Станчак, бывший топ-менеджер польской PGNiG.

Под поставки американского СПГ из Польши может быть активизирован проект прокладки интерконнектора между Польшей и Украиной. Несколько лет назад планировалось, что к 2021 году данный интерконнектор будет введен в эксплуатацию, но с 2017 года реализация проекта была приостановлена.

Примечательно, что Коболев и Ко ведут переговоры с США, не ставя в известность новоизбранного президента Владимира Зеленского. Получается, что Коболев, будучи прямым назначенцем Вашингтона, использует пересменку на президентском мостике для лоббирования американских интересов и энергетической десуверенизации страны. Помимо этого, Коболев обладает возможностью саботировать переговорный процесс о продлении транзита газа через Украину, что укладывается в логику интересов США. Ведь последствием прекращения транспортировки газа через Украину станет газовый кризис в странах Евросоюза, а следовательно увеличит поставки американского СПГ на Европейский континент, который таким образом будет замещать российский трубопроводный газ.

Контракт Коболева с «Нафтогазом» действует еще около года, и, вероятнее всего, он продолжит находиться «в обойме» и после завершения контракта, будучи связанным с Вашингтоном системой персональной лояльности как ценный кадр. Олигарх Коломойский и вовсе предложил назначить Коболева премьер-министром при президенте Зеленском.

В сферу интересов американской стороны входит и газодобывающие мощности Украины. Экс-депутат Госдумы Илья Пономарев год назад заявлял о том, что готовил для Джорджа Сороса аналитическую записку о реформе газового рынка Украины и приватизации госкомпании «Укргаздобыча» (годовая добыча около 15 млрд кубометров, потребляемые населением и теплогенерирующими предприятиями). Если Сорос сумеет прибрать к рукам газовые активы, он многократно окупит все свои затраты на содержание функционирующих на Украине НКО и НПО. Газовый бизнес ныне является одним из наиболее рентабельным, поскольку себестоимость газа, даже с учетом инвестиционной составляющей, не превышает $80, а отпуская цена на населения и теплогенерирующих предприятий составляет около $320 и может повыситься еще больше уже с 1 января 2020 года.

Здесь стоит напомнить, что сын экс-вице-президента США Хантер Байден «сел на трубу» еще в 2014 году, войдя в совет директоров украинской частной газодобывающей компании Burisma (годовой объем добычи до 1,5 млрд кубометров), принадлежащей министру экологии времен Януковича Николаю Злочевскому. Правда, назначение сына Байдена в Burisma имеет явные признаки политической коррупции, что ныне расследуется в Штатах и может стоить бывшему вице-президенту, который курировал украинское направление в 2014-2016 годах, шансов занять пост президента США в 2020 году.

Помимо газовой отрасли, в сферу интересов США входят атомная и угольная. Если говорить о первой, то США постепенно наращивают поставки топлива компании Westinghouse на энергоблоки украинских АЭС, уменьшая долю поставок российского топлива компании «ТВЭЛ». Одновременно с этим американская компания Holtec International участвует в строительстве Централизованного хранилища отработанного ядерного топлива (ЦХОЯТ) в Чернобыльской зоне, где будет храниться выработанное украинскими АЭС топливо Westinghouse. Следовательно, Westinghouse будет продолжать расширять свое присутствие на украинском рынке.

В 2017 году имели место поставки американского угля из штата Пенсильвания, пускай изначальные законтрактованные объемы Украина так и не выбрала. Однако благодаря этому контракту активизировалась угледобывающая и транспортная отрасли Пенсильвании, а Трамп не словом, а дело показал, как будет реализовывать слоган Мake America Great Again.

Вот только объективных экономических интересов Украины во всем вышеуказанном усмотреть возможным практически не представляется. Остается надеяться, что определенные изменения произойдут в начинающемся политическом цикле, когда будет сформирована новая конфигурация власти после парламентских выборов.