Украинско-российский «Дикий Юг» Дикого поля

Политика
Украинско-российский «Дикий Юг» Дикого поля

Вступление в силу двух главных расистских законов современной Украины — об украинском госязыке и о коренных народах, которые практически запретили русский язык и превратили украинских русских в бесправных «недочеловеков», вызвали жёсткую ответку и местного населения, и России.

В виде статьи президента России Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев». Очень мягкой и толерантной по содержанию, но грозной по сути возможных последствий: Россия как бы предупредила, что она готова от слов переходить к делу.

Откровенная русофобия и этноцид русских и русскоязычных граждан Украины вполне могут возродить к реализации и жизни проект так называемой Новороссии — 7—8 юго-восточных областей Украины, население которых либо без особого восторга, либо откровенно враждебно восприняли госпереворот 2014 года и стремление новых властей построить русофобское, моноэтническое государство. Как говорят украинские упоротые патриоты, «Украинскую Украину», в которой титульная нация по определению — украинцы, коренные народы — крымские татары, караимы и крымчаки, а все остальные представители около 100 национальностей и народной, в том числе, и более 8,3 млн. русских (по переписи населения 2001 года), живущих в стране, — погулять вышли. По сути, их на законодательном уровне объявили и сделали второсортными, без прав и госпомощи на поддержание и развитие национальной идентичности.

И в проблеме Новороссии есть три важных аспекта. Первый — историко-географический. Если коротко, то само это название, говорят, впервые употребила императрица Екатерина II. Для более точного обозначения тех земель, которые окончательно пришли к её империи в XVIII веке на штыках доблестных русских солдат графа Петра Румянцева (Задунайского), светлейшего князя Григория Потёмкина (Таврического), а потом и начинавшего у них генералиссимуса и графа Александра Суворова (Рымникского). Чтобы, значит, подчеркнуть: это новая Россия, наряду с Великороссией и Малороссией.

Расположилась Новороссия в основном на так называемом Диком поле, огромной исторической территории неразграниченных и слабозаселённых причерноморских и приазовских степей между Днестром на западе, Доном и Хопром на востоке и Днепром по центру. И если мерить сегодняшними мерками, то в состав Дикого поля, согласно «Википедии», входили Луганская, Донецкая, Днепропетровская, Запорожская, Кировоградская, Николаевская, Одесская, Полтавская, Сумская, Харьковская и Херсонская области Украины, левый берег Днестра в пределах официальных границ Республики Молдова (непризнанная ПМР) и территории Белгородской, Липецкой, Тульской, Орловской, Курской, Тамбовской, Пензенской, Воронежской, Саратовской, Волгоградской, Ростовской областей России.

Украинским патриотам-неонацистам, разглагольствующим сегодня об «исконно украинских землях» Новороссии, хочется особо напомнить, что её главные города были основаны: Кропивницкий (Кировоград) в 1754 году, Днепр (Днепропетровск) и Запорожье — в 1776 году, Херсон и Мариуполь — в 1778 году, Севастополь — в 1783 году, Симферополь — в 1784 году, Николаев — в 1789 году, Одесса — в 1794 году, Луганск — в 1795 году. Не говоря уже о Донецке, который был основан, как Юзовка, вообще в 1869 году.

Все эти территории, разбитые на российские губернии, в том числе и на сравнительно небольшую Новороссийскую, собственно украинскими попытались провозгласить и сделать в 1918 году деятели новой Украинской Народной Республики (УНР). Но не получилось, и окончательно эти земли вошли в состав образованной советской и социалистической Украины по велению вождя большевиков Владимира Ленина, который таким образом хотел разбавить крестьянский состав населения традиционной Малороссии пролетарским элементом Новороссии, которая была одним их становых хребтов экономики империи Романовых. В образованном в 1922 году СССР эти земли и просуществовали до 1991 года как территория Украины, которой в 1954 году прирезали ещё и Крым.

Второй аспект — этнический. Российский и украинский советский историк, приват-доцент Московского и Киевского университетов, археолог и этнограф Василий Ляскоронский ввёл в научный обиход карту Дикого поля, в котором бОльшая его часть обозначена, как безлюдные места (loka deserta).

Более того, безлюдными местами, собственно, Диким полем, они были названы и являлись потому, что всегда находились во власти буйных и жестоких кочевников. Не пахло там даже Русью, Древней, если хотите, Киевской, которая всегда воевала с хазарами, печенегами, половцами, а потом, во время монголо-татарского ига Золотой Орды и после него — с татарами, которые осели в Крыму, стали там «коренными» и иногда приводили на Малороссию и Великороссию ещё и турок.

Часть Дикого поля Россия колонизировала ещё в XVI-XVII веках. На юг двинулся и Пётр I. Но только после окончательного присоединения этих земель к империи, их основную территорию начали заселять по-настоящему. По сути своей это была экспансия Российской империи (Великороссии и её части Малороссии) на юг с последующей колонизацией этих земель. Для России это был «Дикий Юг», как для США в своё время, в XIX веке, появился «Дикий Запад» — огромные территории западнее Восточного побережья, которые американцы-поселенцы, «постепенно продвигаясь вглубь неизведанных земель, колонизировали. Аж до будущей Калифорнии с её Сан-Франциско и Лос-Анжелесом.

Сходство с американским освоением Дикого Запада ещё и в том, что и Екатерина II, и все последующие императоры в XIX веке начали приглашать на свободные земли всех желающих, кто хотел на них работать. В городах появлялись мастеровые и торговцы, а на земле — крестьяне-землепашцы всех национальностей и всех народов. В 1914 году крупнейшими этнографическими группами в Новороссии (Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерниях) были малороссы (будущие украинцы) 56,7%, русские — 21,2%, евреи — 7,4%, немцы — 4,4%, греки — 3,5%, молдаване — 2,8%, татары и турки — 1,2%, поляки — 0,8%, болгары — 0,4% и прочие. Вы не поверите, среди этих «прочих» были даже шведы и православные албанцы, которых называли тогда «арнаутами», и в честь которых, собственно, и названо «сердце контрабанды» — Малая Арнаутская улица в Одессе.

Но не суть. Есть две особенности этой российской колонизации «Дикого Юга». Во-первых, в отличие от американцев, эти колонисты никого не сгоняли с насиженных и им принадлежащих земель. Дикое поле, напоминаю, было безлюдным и пустовало, а американцам пришлось сгонять и уничтожать коренное население Дикого Запада — индейцев, которые первыми познали на себе блага «американской цивилизации».

Во-вторых, именно по причине безлюдности Дикого поля все пришедшие на него и заселившие его с нуля народы вполне могут считаться на нём коренными. И уж точно украинцы и русские на территории заселённой ими Новороссии — одинаково и изначально коренные народы. Они в одно время пришли на эти земли и одинаково сделали их обитаемыми, пригодными для цивилизованной жизни. Как сейчас благоверные кондовые американцы на бывших индейских землях какой-нибудь Южной или Северной Дакоты после изгнания или истребления там индейцев-дакота.

Преобладание же в Новороссии малороссийского (украинского) населения объясняется очень просто — малороссы были географически ближе, им не хватало земли, вот они и двинулись на свободные места по соседству. Тем более, что российская власть всячески поощряла колонизацию новых земель — давала свободу и землю, не донимала налогами и т.д. Так и сложилось исторически в Новороссии: города говорили по-русски, а на бескрайних землях преобладали говоры и языки колонистов. Где кто селился и работал на земле, там на его языке в основном и говорили.

Впервые украинская «коренизация», то есть насильственная украинизация пришла в Новороссию с большевиками в 20—30-х годах прошлого века, когда понадобилось в провозглашённой Украине «создавать» и украинцев. То есть политическому понятию «украинец» придавать этническое содержание — создавать, укреплять и укоренять новую «нацию» бывших малороссов и русских. Частично получилось. Но потом укро-«коренизацию» свернули, и началась естественная русификация, которая и привела к сегодняшней языковой ситуации на украинской юго-востоке. Сегодня современная Украина своими откровенно расистскими и русофобскими законами фактически хочет заново — и в высшей степени насильственно! — уже в XXI веке зверски «коренизовать» население бывшей Новороссии.

Отсюда и третий — политический аспект проблемы. Как уже было сказано выше, после предупредительной статьи Путина Россия таки перешла в наступление: подала жалобу-иск в Евросуд по правам человека (ЕСПЧ), после которой в случае отказа евросудей рассматривать жалобу по существу и защищать украинских русских Россия может приступить к «принуждению Украины к демократии». И тут уж как у России получится, но Украина в нынешнем русофобском виде может прекратить своё существование.

Впервые идея выделения Новороссии в нечто новое политически и географически всплыла в 2014 году, когда огромные массы украинского населения высказали решительное несогласие с госпереворотом и изменением курса страны строго на Запад. На Украине началась так называемая «русская весна», которая унесла в Россию Крым и породила самопровозглашённые Донецкую и Луганскую Народные Республики Донбасса (ДНР и ЛНР), которые тоже решили уйти под Москву.

Но не сложилось. И Украина бросила армию против части собственного народа, объявив его «сепаратистами» и «террористами», и задавила «русскую весну» в Новороссии. И Россия не захотела ввязываться и подставляться под новые обвинения в «агрессивности» или не нашла силы и ресурсы, чтобы продолжать имперскую политику «собрания земель». И проект Новороссии заглох или был отодвинут, как говорится, до лучших времён.

И вот сегодня эти «лучшие времена», не исключено, опять актуальны. И что будет с Украиной, если Россия приступит к «принуждению» её к демократии? Вариантов не так уж и много: выстоит в борьбе с Россией, видоизменится и устроит Россию и всех остальных своим возвращённым нейтральным статусом, или развалится и исчезнет, как целостное суверенное государство. В последнем случае бывшее Дикое поле или Дикий Юг и обретёт новый статус — или автономии в составе федеративной Украины, или новых регионов Российской Федерации, или даже самостоятельного русского государства с названием Новороссия.